Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона,
митрополита Ярославского и Ростовского
 

«Жить так, чтобы жизнь была проповедью…» Интервью с Архиепископом Ярославским и Ростовским Пантелеимоном

Высокопреосвященнейший Пантелеимон Митрополит  Ярославский и Ростовский, 2011 г.– Владыка, Вы продолжаете знакомство с Ярославской епархией, где удалось побывать и каково Ваше впечатление о ней? Не только в историческом плане, но и относительно дня сегодняшнего.

– Я приехал на Ярославскую землю в день памяти Смоленской иконы Божией Матери. И первая моя встреча с епархией, с прихожанами и духовенством произошла в храме Святаго Духа, в селе Новом Переславского района. Затем был Никольский монастырь города Переславля-Залесского, Спасо-Яковлевский Димитриев мужской монастырь и Ярославль. Впечатлений в первый день, конечно же, было очень много. Удивляет, с какой любовью люди относятся к святыням, к храмам. Чувствуется, что никакие гонения не смогли уничтожить эту веру, с эту любовь, и никакие беды и скорби и в будущем не сломят наш народ. Радует, что в храмах и монастырях много святынь.

Ярославская кафедра – одна из самых древних, и здесь сильно проявляется связь поколений, связь времен. Конечно же, это ко многому обязывает тех людей, которые соприкасаются с этой духовной традицией, с этими святынями, обязывает, прежде всего, стремиться расти духовно, наполняться от этого культурного и духовного источника.

Для меня очень радостно было в первый же день поклониться мощам святителя Димитрия, митрополита Ростовского, которого сам очень почитаю. В Ростовской-на-Дону епархии, где я раньше служил, также очень чтят память святителя, в его честь названа столица области – Ростов-на-Дону. Поэтому, приехав на Ярославскую кафедру, я был рад в первую очередь помолиться у его святых мощей.

– Часто приходится слышать, что ярославцы не похожи на других. Вы уже успели заметить что-то, что отличает жителей города от, например, жителей Ростова-на-Дону?

– Заметил. Отличает духовное наследство, полученное от ваших благочестивых предков. Ярославцы буквально ходят по святой земле. Они живут рядом с такими святынями, каковых в других регионах России нет.

– Дон и Волга – реки похожие.

– Я сам родом с Дона. И перед тем, как приехать на Ярославскую кафедру, служил 16 лет на Дону. А это казачий регион. Исторически сложилось так, что сами казаки селились вдоль Дона и Волги. Эти реки давали все: кормили, защищали. Казачьи станицы часто сопровождали по рекам царские посольства. Поэтому у нас на юге в шутку часто говорили: Дон – батюшка, Волга – матушка... Такое восприятие сохранилось в народе и до настоящего времени.

Конечно же, есть и внешнее сходство. Например, проезжая по мосту через Волгу в городе, я обратил внимание, что ширина реки такая же, как ширина Дона в Ростове-на-Дону.

– В первом интервью на Ярославской земле журналистам в Успенском соборе Вы сказали, что с приоритетами в работе определитесь позднее, что надо сначала помолиться. Нашим читателям хочется узнать, с чего Вы начнете? Какие задачи перед собой ставите?

– Начну с молитвы. Конечно же, надо познакомиться с епархией, с приходами, со священнослужителями. А первоочередные дела будут определяться Священноначалием Русской Православной Церкви.

Ваше Высокопреосвященство, Вы из тех архиереев, которые застали времена если не гонений на Церковь, то жестокого отношения к ней со стороны государства. Как это сказывалось на Вашей жизни и на жизни Святейшего Патриарха Пимена, у которого Вам довелось быть келейником? Каким он был человеком и чем Вам запомнился?

– Святейший Патриарх Пимен очень любил молиться и работать. И безгранично верил в народ, в тех людей, которые были чадами Православной Церкви. Он сам неоднократно говорил, что будет стараться делать все для блага этого народа и ко благу самой Церкви.

А времена те действительно были очень тяжелые. Лично мне неоднократно приходилось сталкиваться с антицерковными выступлениями и заявлениями. Впервые – в школе, когда отказался вступать в пионеры. Потом мне не позволили поступить в военное училище – я не состоял в комсомольской организации. Таких историй мои современники могут порассказать множество.

Особенно запомнилось, как собирался ехать поступать в семинарию. Меня, как молодого верующего человека, очень внимательно «пасли». Все допрашивали в местных органах власти – для чего мне нужны документы, удостоверяющие личность, и куда я с ним собираюсь ехать. За домом следил «черный воронок». Поэтому пришлось выбираться из дома ночью через огороды.

С одной стороны – это страшная страница нашей истории, но с другой – невероятно важная. Гонения принесли скорбь и горе, но в результате этих страданий целой Церкви родился сонм новомучеников и исповедников, подвиг которых оживотворяет и укрепляет нашу с вами церковную жизнь, жизнь всего народа.

– Что Вам запомнилось из Вашего детства? Как оно проходило и когда Вы определились в своем религиозном выборе? Кто на это повлиял больше всего?

– Я родился в 1941 году. Время было военное. Одно из самых ярких воспоминаний – моя детская молитва перед иконочками о том, чтобы родственники, ушедшие на фронт, вернулись живыми.

Мои родители, бабушка были верующими. И меня вместе с братьями и сестрой воспитали в вере. Поэтому религиозный выбор вообще не стоял. В нашей семье не было ни богослужебных книг, ни молитвословов, только старенькое потрепанное Евангелие. Его бережно сохраняли – ни купить, ни достать где-либо Священное Писание или любые духовные книги в те годы было невозможно. Молитвы разучивали с мамой. Утреннее и вечернее правило, молитвословия перед трапезой и после окончания ее читали все вместе. Пост в семье соблюдался строго. Маленьким детям давали молоко во время постов, но уже с 5-6 лет приучали поститься так, как взрослые. На этом настаивал и вернувшийся с войны отец. «Пост – это пост для всех», часто говаривал он. Особенно тяжело доставались посты в первые послевоенные полуголодные годы.

– Как воспитывали в вере Ваше поколение, Владыка?

– Меньше словами, больше делами. Сначала воспитание велось в семье. Тогда еще сохранялся традиционный уклад. Затем в Московских духовных школах.

В Лавре в те годы подвизались опытные духовники, старцы, прошедшие ссылки и лагеря. Они, в свою очередь, учились у своих наставников – старцев, в том числе от афонитов. Могу назвать схиархимандрита Серафима (Семеновых), игумена Агафодора (Лазарева), постригавшего Святейшего Патриарха Пимена в мантию и бывшего его духовником, архимандрита Серафима (Шинкарева), схиархимандрита Иосию (Евсеенока). Отец схиархимандрит и стал моим духовником. Его дважды арестовывали, и дважды он возвращался в Лавру.

Конечно большим авторитетом для нас был отец Кирилл (Павлов). В стенах Лавры он окормлял многих будущих архипастырей и священников. Также к нему постоянно за духовным советом шли миряне. Никому он не отказывал, уделял внимание каждому просящему у него духовного вразумления. Учил, прежде всего, личным примером. Помнится его кроткий нрав, любовь и милость терпение к немощам ближних... Мы часто бегали к нему в келью. А возле нее всегда толпился народ. И что удивляло, помнил отец Кирилл всех, кто к нему обращался. И молился за всех.

Любили и уважали архимандрита Тихона (Агрикова) и многому у него учились. Его можно было часто увидеть стоящим у аналоя и исповедующим. Яркой личностью среди студентов-академистов был игумен Иоанн (Маслов). В нем видели глубокого человека, монаха высокой духовной жизни. Он был воспитанником Глинских старцев, жизнерадостным и энергичным человеком. Одним словом, наше поколение желало учиться и жаждало расти духовно, и Господь нам, жаждущим, подавал тот самый нужный источник.

– Что, по Вашему мнению, самое основное, что необходимо понять верующему человеку на пути его воцерковления?

– Понять, что Бог есть любовь. И понять, что без Него мы не можем ничего делать.

В нашей Церкви тоже есть немало острых проблем. Кто-то недоволен священноначалием. Кто-то – блеском храмов, в которых, по их мнению, мало молящихся. Кто-то говорит о сращивании Церкви и государственного аппарата. Кто-то видит угрозу всему в ИНН и в цифровых документах... Как же быть верующему человеку, чтобы, как сказал Тургенев, «не впасть в отчаяние при виде того, что совершается дома»?

– По этому поводу вспоминается замечательный случай из жизни одного из монахов-подвижников, нашего современника. К нему как-то пришел совершенно отчаявшийся молодой человек и задал вопрос: «Все говорят, что начнется война!.. Что же делать, отче?..» На что получил совершенно вразумительный и трезвый ответ: «Ты лучше наблюдай за собственной войной не спрашивай, будет война или нет...». Этот пример очень поучителен для нас. Сегодня, действительно, люди очень увлекаются подобного рода разговорами, но, к сожалению, мало кто интересуется собственной духовной жизнью. А это и есть самая настоящая война, где нами обретается Царствие Небесное, которое есть «мир, тишина и радость в Духе Святом».

– Как Вы относитесь к поиску национальной идеи, о которой постоянно говорят различные партии и движения? Может ли она быть сегодня в мире, где все подвержено глобализации?

– Мы живем в мире, но идем вслед за Христом, который «вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13, 8). А во Христе, как говорил апостол Павел, нет ни эллина, ни иудея (см. Кол. 3, 11). Говоря так, мы понимаем, что Православная вера, Церковь – это общий дом для всех. Поэтому Церковь не включается в политические дебаты, в политические процессы, никогда не борется за политическую власть.

Но Церковь всегда поддерживала стремление сохранить традиции, культуру, историю государства. Всегда поддерживала здоровый патриотизм, воспитанный на христианских ценностях. Ведь именно патриотическое чувство помогает воспринимать себя единой страной. Поэтому мы и стараемся говорить о том, чтобы молодые люди воспитывались в присущей нашему обществу традиции, на лучших образцах отечественной культуры, изучали основы православной веры. Только так можно вырастить общественно и политически грамотного гражданина, человека, способного понимать любого собеседника, уважать то, что дорого другому человеку, при этом сохраняя свое собственное.

– Сейчас Церковь активно занимается социальным служением, окормляя инвалидов, сирот, престарелых, бездомных. Помогает армии. Не подменяется ли этим работа государственных и общественных структур, специально предназначенных для такого вида деятельности? В чем ее смысл для Церкви?

– Церковь не просто занимается социальным служением или помогает армии. Мы должны здесь говорить в первую очередь о сотрудничестве, о взаимодействии, которое направлено, конечно же, на решение конкретных проблем в жизни людей. И при этом неважно, решаются вопросы духовные или же материального обеспечения. Церковь этим свидетельствует миру о Божией правде и привлекает к Царствию Божиему людей.

– Владыка, сегодня в Церковь приходит немало молодежи. Иногда эти ребята приводят в храм своих взрослых родителей и родственников, друзей и знакомых. Что ведет человека к Богу? Один зашел в храм и остался там, а девять прошли мимо…

– Все зависит от самого человека, от его характера, от того, какая действительность его окружает. Один человек может залюбоваться природой и понять, что все это прекрасное сотворил Господь. А другой может смягчить свое сердце только великими скорбями. У всех различные пути к Богу. И Господь сам определяет, кого каким путем к Себе привести. Поэтому мы не можем знать, прошли ли на самом деле эти девять человек мимо храма.

– Как строится день архиерея? Службы... Поездки... На отдых время остается? Как Вы отдыхаете, Владыка?

– Утром день начинается с молитвы. Если служба – совершается Божественная литургия. В течение дня – поездки, посещаются храмы, монастыри. Приехав в Ярославскую епархию, чувствую себя как будто в одной большой паломнической поездке, а это все равно как отдых. И любое посещение прихода и монастыря сейчас – в том числе и отдых. Все воспринимается с интересом, по-новому. А специального отдыха как такового нет.

– Вы упомянули в одном интервью, что в детстве любили рыбачить. Будучи архиереем, удается этим заниматься?

– Как время бывает, с удовольствием. Но, к сожалению, такое сейчас случается очень редко.

– Многие семинаристы еще с духовных школ начинают собирать свою библиотеку. Какая книга в Вашей библиотеке, конечно же, кроме Священного Писания и житий святых, наиболее дорога Вашему сердцу как самое радостное приобретение?

– Сложно сказать. Но для меня наиболее дорого то Евангелие, которое возложил мне на голову при хиротонии Святейший Патриарх Пимен. Архиереи, участвовавшие в хиротонии, расписались на этой открытой странице в Евангелии. Это самая дорогая для меня книга.

– Что оказалось наиболее сложным на архиерейском пути служения?

– Этот путь я не выбирал. Я не могу определиться, что было самым сложным. Я раньше воспринимал все как послушание, воспринимаю так и сейчас. Сложность заключается в том, чтобы пересилить самого себя. Но для этого надо просить Господа, чтобы Он помог, работать над собой. Это уже является внутренним борением. Поэтому должно следовать тому, к чему призван, и тогда сложностей не будет.

– Каким должен быть архипастырь в современном мире? Что сегодня важнее: быть любящим отцом своей пастве или, реагируя на внешние вызовы, больше уделять внимания делам управления?

– Хоть в современном мире, хоть в любые другие времена, архипастырь должен быть таким, как указано в Священном Писании, у святых отцов.

Духовная жизнь во все времена остается одной и той же. Меняются внешние условия, появляются в духовной жизни людей новые преграды. Жизнь как бы усложняется. А задача архипастыря в том, чтобы преодолеть эти преграды и дойти до человеческого сердца. Нужно совершенствовать свои духовные инструменты, чтобы пробиваться к современному человеку и приводить его к Богу.

А дела управления как раз и заключают все принципы отца, любящего свою паству. В служении должно совмещаться и умение административно грамотно вести работу, занимаясь вопросами внутренней церковной жизни, и отцовское отношение к пастве.

– Какой священник необходим сегодня обществу?

– Священнослужитель во все времена должен быть ответственным человеком. Ведь на нем – огромное бремя: свидетельствовать об истине своей жизнью, своим личным примером и своей молитвой. Священник должен быть духовным, образованным и исполняющим главным образом заповеди Христовы. Показать верующее сердце, а человек поймет. Жить так, чтобы жизнь была проповедью. Все время как на передовой. Такой будет необходим любому обществу во все времена.

– Дорогой Владыка, Вы пребываете на Ярославской кафедре пока только месяц. Пройдет некоторое время, прежде чем Вы сможете посетить все уголки епархии, познакомиться со своей паствой. Что бы Вы могли пожелать сегодня через нашу газету всем жителям Ярославского края?

– Да, некоторое время должно пройти, чтобы я мог посетить все уголки епархии, все монастыри, все приходы. Сейчас я на новой кафедре, передо мной люди средней полосы России. Эта земля богата историей, святыми подвижниками, святынями.

Хочу пожелать упования на милость Божию, на помощь подвижников благочестия, на помощь святителя Димитрия, митрополита Ростовского, которого я почитаю.

Также хочу пожелать укрепляться в духе, в православной вере, ибо это то, что необходимо для любого человека, чтобы и про нас можно было сказать словами апостола: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8,35).

Публикация:

«Жить так, чтобы жизнь была проповедью…» Интервью с Архиепископом Ярославским и Ростовским Пантелеимоном // ЯЕВ. 2011 г., август-сентябрь. № 242-243. С. 4-6.