Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона,
митрополита Ярославского и Ростовского
 

Великая княгиня Елисавета Федоровна и Ростов Великий

Рубрика: ОБИТЕЛЬ СЕГОДНЯ (новости)
Просмотров: 83
Подписаться на комментарии по RSS

Великая княгиня Елисавета Феодоровна. 1892 г.

Bряд ли многие знают, что Елисавету Феодоровну связывают особые духовные и культурные интересы с Ростовом Великим, в котором она дважды побывала до своего монашеского пострижения и, в последний раз, уже будучи в иноческом чине.

Первый ее приезд в Ростов состоялся 5 июня 1892 года. Он носил официальный характер и проходил в рамках торжеств по случаю открытия Угличского музея, второго в Ярославской губернии после ростовского. На этих торжествах она сопровождала своего мужа, московского генерал-губернатора Великого князя Сергия Александровича, родного брата императора Александра III.

Открытию Угличского музея придавалось значение государственного события. Участие в нем членов царской семьи освещалось столичной и провинциальной прессой. Восторженная встреча августейших особ в Ярославле, Романове - Борисоглебске, Рыбинске, Угличе и Ростове нашла подробное отражение в публикациях Ярославских губернских ведомостей и в специальном выпуске этой газеты, посвященной их визиту. И хотя об этом не принято было высказываться печатно, многие из современников восхищались удивительной красотой двадцативосьмилетней Великой княгини, отмеченной печатью утонченности и редкой одухотворенности.

Образованная часть провинциальной публики хорошо знала о происхождении Елисаветы Феодоровны - внучки английской королевы Виктории и дочери Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV. Многочисленному духовенству, которое во главе с архиепископом Ярославским и Ростовским Ионафаном, участвовало в торжествах, было известно, что супруга царского брата, по рождению и религиозному воспитанию протестантка, год тому назад добровольно и по личному убеждению приняла православие (законы Российской империи предписывали обязательный переход в православную веру только для жен наследников престола, что коснется, в частности, младшей сестры Елисаветы Феодоровны – Александры, супруги будущего императора Николая II). Многим было известно, что это решение созрело у Елисаветы Феодоровны давно, но долго откладывалось из-за боязни огорчить отца, глубоко верующего и убежденного протестанта. В тогдашних церковных и научных кругах отмечался глубокий интерес Великой княгини к православным святыням, к истории России, русской старине и современному церковному искусству.

На торжествах в Угличе великокняжеской чете были представлены основатели Ростовского музея церковных древностей, члены Императорского Московского археологического общества А. А. Титов и И. А. Шляков, а также архитектор-реставратор Ростовского кремля Н. В. Султанов. Тогда же, в Угличе, И. А. Шляков преподнес августейшим супругам подарок – собственной работы акварельную копию хранящейся до сих пор в Ростове картины с изображением св. царевича Димитрия Угличского со сценами его убийства. Сделанный от чистого сердца и вполне уместный, как воспоминание об исторических событиях, этот дар спустя много лет невольно обретет свой страшный и зловеще-пророческий смысл, когда и Сергию Александровичу, и Елисавете Феодоровне, в разное время и при различных обстоятельствах, суждено было погибнуть от рук убийц...

Встреча высоких гостей в Ростове Великом была чрезвычайно торжественной. Газеты сообщали, что «еще накануне приезда Их Императорских Высочеств город принял праздничный вид. Гирлянды из зелени, флаги и транспаранты с инициалами Их Высочеств украшали дома городских обывателей... У многих домов были выставлены увенчанные зеленью их портреты. При въезде на городскую площадь, у Благовещенской улицы, красиво высилась убранная флагами и украшенная короной арка...» Неподалеку располагалась еще одна арка – с гербами Ростова и Ярославля. «Городской сад был убран тщательно; на ротонде виднелся щит с надписью: «Добро пожаловать!», у берега озера нарочно приготовили и искусно декорировали пристань. Вокзал станции Московско-Ярославской железной дороги также был великолепно разукрашен. По всем городским улицам можно было видеть до поздней ночи массу народа в праздничных костюмах – это прибывшие из отдаленных селений Ростовскаго уезда собрались в ожидании дорогих гостей. 5 июня, уже с ранняго утра заметно было большое оживление; народу собралось отовсюду столько, что заняли площадь, Благовещенскую улицу и поле близь вокзала железной дороги... На платформе выстроился оркестр военной музыки и почетный караул... Начавшийся на соборной колокольне благовест «Сысоя» известил Ростовцев о выбытии Высоких Путешественников из Ярославля».

Среди почетных лиц, участвовавших во встрече, газеты упомянули И. А. Шлякова, которому и было поручено ознакомить гостей с древностями здешнего кремля. Знакомство началось с посещения Успенского собора, где был осмотрен недавно открытый и отреставрированный «пещерный храм – место погребения св. Леонтия Ростовского, с изложением подробной истории его раскопок и реставрации. «Из собора Их Высочества отправились в Аврамиев монастырь... выслушали краткое молебствие и поклонились мощам преподобнаго основателя монастыря. Затем Августейшие Посетители посвятили часть времени обзору в соборном храме древнейших икон...» Посещением Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря и пригородной церкви Иоанна Богослова на Ишне продолжилась их паломническая поездка, также сопровождавшаяся внимательным осмотром здешних древних икон и других святынь.

Внимание Великокняжеской четы к произведениям древнего ростовского художества было не случайным. В том же 1892 году, возвратившись из поездки в Ярославскую губернию, Сергий Александрович и Елисавета Феодоровна обновляют в московской генерал-губернаторской резиденции на Тверской улице домовую церковь в честь преподобного Сергия Радонежского. Для ее росписи, согласно архивному документу, хранящемуся в Ростовском музее, «копировались рисунки с некоторых икон музея и отдельных сюжетов стенописи храмов ростовского кремля». «Некоторые из предметов, собранных музеем, послужили моделями для резной деревянной утвари» храма. Существует мнение, что часть подлинных икон XVII века в иконостасе этой церкви происходила из Ростова. Вероятно, если не все, то многие художественные работы по украшению домовой церкви выполнялись ростовскими иконописцами и мастерами-резчиками.

В самом Ростове долго помнили об этом приезде высоких гостей. Трогательный тому пример – местные крестьяне в память об их посещении церкви Иоанна Богослова на Ишне на собственные средства заказали икону святой праведной Елисаветы и преподобного Сергия Радонежского – их святых покровителей. Этот образ был написан большим мастером «подстаринного» письма в стиле XVII века тогдашним ведущим ростовским иконописцем В. В. Лопаковым (1846-1933). Икона была предметом молитвенного поклонения.

Второй раз Елисавета Феодоровна посетила Ростов ровно, день в день, двенадцать лет спустя - 5 июня 1904 года. Она приехала сюда с супругом и двумя приемными детьми, Марией и Димитрием и великой княгиней Марией Павловной. Подробности неофициальной, чисто паломнической их поездки известны из небольшой заметки, опубликованной в журнале «Приходская жизнь». В этот свой приезд в Ростов паломники снова молилась в Успенском соборе у мощей святителей Леонтия, Исайи, Игнатия и Феодора. Выйдя из храма, «слушали чудный Ростовский колокольный звон», посетили кремлевские церкви и Белую палату, «где тщательно осматривали хранящиеся там древности». «В 1 час дня Их Высочества посетили Яковлевский монастырь, где прикладывались к мощам святителя Иакова и Димитрия, осматривали храм и некоторые ризничные вещи...». После молебна приемному их сыну – Великому князю Димитрию Павловичу епископом Угличским Сергием (Воскресенским) была вручена икона почивающего в монастыре небесного его покровителя.

Молясь у ростовских святынь вместе с мужем и детьми, Елисавета Феодоровна еще не знала, что ровно через восемь месяцев окончится ее жизнь и начнется – житие: гибель любимого мужа от руки убийцы-террориста, основание Марфо-Мариинской общины в Москве, монашеский постриг, годы, отданные подвигу молитвы и заботы о нуждающихся, больных, беспризорных, раненых, о детях-сиротах.

И вновь, уже настоятельницей Марфо-Мариинской обители, она приезжает последний раз в Ростов. Ранним утром 5 декабря 1913 года прямо с поезда – в Спасо-Яковлевский монастырь, где четыре часа подряд молится у мощей святителя Димитрия...

А потом будут угрозы, оскорбления от новых «народных» властей, беззаконный арест, ссылка в Сибирь, бессудная расправа и мученическая кончина в шахте под Алапаевском, куда ее сбросят живой вместе с крестовой ее сестрой Варварой Яковлевой и родственниками покойного мужа...

На пасхальной неделе 1918 года, по пути в Сибирь, ранним утром, из окна арестантского вагона святой Елисавете Феодоровне суждено будет в последний раз увидеть Ростов и мысленно поклониться его святыням. В письме, отправленном с дороги сестрам Марфо-Мариинской обители, она писала: «Да утешит и укрепит вас всех Воскресение Христово! В 6 часов проехала Ростов... Да сохранит нас всех с вами, мои дорогие, преподобный Сергий, Святитель Дмитрий и Св. Ефросиния... Как я вас оставлю, мои деточки, как вас утешить, как укрепить? Сплотитесь и будьте, как одна душа, все для Бога и скажите, как Иоанн Златоуст: Слава Богу за все!».

Она уже заканчивала свой земной путь, свое жизненное преображение из августейшей красавицы с придворного портрета в святую мученицу на православной иконе - в монашеском одеянии и с крестом в руке, символом страдания и победы над смертью.

Елена Владимировна Ким