Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона,
митрополита Ярославского и Ростовского
 

Святитель Димитрий Ростовский: поучение в Неделю первую Великого поста

Рубрика: ОБИТЕЛЬ СЕГОДНЯ (новости)
Просмотров: 37
Подписаться на комментарии по RSS

Лествица ИаковаИстинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому (Ин. 1:51).

В нынешнем Евангелии мы слышим, что небо открыто. Кто не пожелал бы войти в него, слушатели возлюбленные? Желает пророк, говорящий: Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! (Пс. 83:2). Желает апостол, который говорит: Имею желание разрешиться и быть со Христом, к Которому и восхищен был до третьего неба (Флп. 1:23; 2 Кор. 12:2).

Если бы у стоящих здесь я спросил каждого в отдельности, желает ли он быть на небе, то каждый бы ответил: да, желаю. Мы желаем скорее выйти из тела и прийти к Богу, Который живет на небе, потому что мы для того и созданы, чтобы от земли прийти на небо и пополнить те свободные места, откуда ниспали злые ангелы. Для того небо и открывается, чтобы мы в него вошли.

Как мы можем войти в открытое для нас небо, ведь у нас нет крыльев, чтобы взлететь на высоту небесную? Мы не ангелы, но люди, отягощенные бременем тела, а ведь и об ангелах, хотя и имеющих крылья, Евангелие не говорит, что они взлетают, но восходят: Ангелы Божии восходящие, а не взлетающие. Здесь Евангелие показывает основание доброй жизни — мысль и дело, точнее говоря, богомыслие и трудолюбие. Богомыслие — в ангельских крыльях, трудолюбие — в восхождении. Ты, христианин, малым чем умален от ангелов (Пс. 8:6), ты земной ангел, небесный человек; недостаточно для тебя, паря на крыльях богомыслия, лететь в высь, необходимо и восходить ногами трудолюбия!

Для того, чтобы каждый желающий мог удобнее взойти в открытое небо, я решил в настоящей моей беседе быть лествичником, хотя мне далеко до святого Иоанна Лествичника, потому как он премудр и свят, я же худоумен и грешен. Все же с Божьей помощью я попытаюсь. Я приставлю к открытому небу духовную лестницу, составленную из добродетелей, чтобы по ней всякий мог удобно восходить.

Слава Богу, что открыто для нас небо! Лишь бы только мы сами не поленились в него войти.

Я же в настоящее время ищу место, чтобы утвердить на нем свою лестницу, наподобие лестницы св. Иакова: Вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба (Быт. 28:12). Лестница имеет две стороны, два бруса, между которыми укрепляются ступени. Духовная лестница также имеет две стороны, но сначала все же найду место, на котором бы ее утвердить.

Вслушиваясь сегодня в Евангелие, я услышал: Отныне будете видеть небо отверстым. Я стал рассуждать, откуда отныне, с какого времени? Не от этого ли времени Великого поста, которое является временем воздержания? Ведь воздержание считается основанием всех добродетелей. Вот на этом месте, то есть на воздержании, и утвердим одну сторону нашей лестницы. Теперь поищем места для другой стороны.

Снова вслушиваюсь я в евангельское чтение и рассуждаю, что отныне, от дней поста, есть время покаяния, как и в Постной триоди об этом поется: «Се время покаяния, отложим дела тьмы». Вот на этом месте, на покаянии, и утвердим другую сторону нашей лестницы, которая бы достигала неба, открытого над святой Четыредесятницей.

Воздержание и покаяние — это поистине самые твердые и прочные места, хотя и самые трудные, потому как не всякий может и желает явить истинное покаяние и воздержание. Итак, пусть одна сторона нашей лестницы будет утверждена на воздержании, которое означает пост в пище, другая сторона — на покаянии, что означает пост в злых делах. Это два бруса, между которыми укрепляются прочие ступени добродетелей. Рассмотрим же теперь силу и необходимость этих двух брусов.

Предложим здесь вопрос о первом посте. Какая необходимость поститься в пище? Не затягивая беседы многими и длинными ответами, скажу кратко. Не говоря о том, что и в Ветхом и в Новом Завете пост был похвален и славен: в Ветхом Завете на примере пророка Даниила и трех отроков, а в Новом — на примере Самого Христа, постившегося сорок дней в пустыне и апостолов; не говоря о том, что пост был утвержден в Древней Церкви и последующими святыми отцами; не говоря о том, что пост полезен не только для духовного спасения, но и для телесного здоровья, — я только предложу вашему вниманию следующее.

Наш враг, дьявол, воюет против нас и побеждает нас не каким другим грехом, как только через наше тело, как говорит апостол: Плоть желает противного духу (Гал. 5:17). Особенно хорошо это объяснено в Откровении Иоанна Богослова: пресветлую жену, явившуюся на небесах и украшенную солнцем, луной и звездами, гонит семиглавый змей, хобот которого отторг третью часть небесных звезд. Как же он гонит ее? Он из уст выпустил на нее воду, как реку, чтобы ее потопить (см. Откр. 12:1–4, 13–15). Видите, что делает этот змей. Он не старается кусать зубами, не терзает жену, не дышит на нее ядом, чтобы ей повредить, не испускает на нее огонь своей ярости, чтобы ее опалить, не бьет ее хоботом. Он только выпустил на нее из своих уст воду и не морскую, которая по природе своей горька на вкус, но речную — не горькую, но вкусную.

Какое может быть толкование этого видения? Жена — это образ Церкви, в особенности же души каждого верующего человека. Змей — дьявол, гонящий Церковь. Как он ее гонит? Не кусает зубами, ведь не всех он удручает болезнями и осыпает бедствиями. Не терзает ногтями, ведь не у всех он губит временные блага и богатства. Не дышит своим ужасным гибельным ядом, ведь не всякого он толкает на все грехи. Не испускает огненного пламени своей ярости, ведь и ярость он может возбудить не у каждого. Наконец, он не бьет ее и хоботом, ведь не всякого он смутит своей гордыней. Что же он делает? Испускает из своих уст воду. Какую же воду? Не морскую, горькую, то есть не влагает в сердце человека горькой памяти страха смертного. Он испускает на человека сладкую речную воду, то есть телесную роскошь и сладость плотских грехов, о которых писал апостол: Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное (Гал. 5:19-21). Этими страстями дьявол теснит человека. В них заключается вся его мощь, ими он, как сладкими водами, легко топит всякого, как говорит Писание: Каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью (Иак. 1:14). Ими он одолевает храбрых Христовых воинов и причиняет стыд многим святым, а иным и препятствие.

Нельзя нам не удивляться тому, насколько велика над нами сила дьявола, которая содержится в наших членах, в плотском сладострастии. Если вся его сила и мощь содержатся в той сладкой воде, которую он испускает на нас, то есть в плотских сладострастиях, которыми он прельщает нас, то если бы кто иссушил эту сладкую воду, он укротил бы всю вражескую мощь и силу и победил бы врага. Ведь известно то, что пост и воздержание иссушают наше тело, умерщвляют в нем плотские вожделения и греховные страсти. Пост иссушает болото скверны, от него увядают бесчинные движения плоти, так что пост укрощает всю вражию силу и побеждает искусителя. Итак, именно поэтому необходимо хранить пост в пище.

Рассмотрев силу и необходимость первого бруса лестницы, рассмотрим теперь и другой брус, которым является воздержание от злых дел.

Почему необходимо поститься от злых дел? А вот почему: как вещественная лестница не может быть прочной с одним боком, так и лестница добродетелей не может устоять одним воздержание в пище. Необходимо знать, какие злые дела особенно тяжелы. Некоторые происходят от немощи. Например, плотское сладострастие, которое может быть укрощено воздержанием в пище. Другие злые дела, происходящие от некоей особенной злобы, как, например, грех зависти, ненависти, грех поедания ближнего — все эти грехи гораздо тяжелее первых, потому что это грехи сатанинской вражды. От этих грехов особенно необходимо воздерживаться христианину.

Послушаем, как учит нас Постная триодь: «Постимся постом приятным, благоугодным Господеви. Истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, отложение ярости, обвинения, лжи и клятвопреступления: от сих воздержание есть истинный пост и благоприятный». Как видим, для того надо поститься от злых дел, чтобы наш первый пост, в пище, был Богу благоприятен. Кроме того, с нравами, состарившимися в грехах, невозможно войти в открытое для нас небо, потому что не может туда войти никакая скверна.

Весьма достоин удивления тот случай, что Господь, изведя Своих людей из земли египетской с тем намерением, чтобы ввести их в землю обетованную, не ввел их сразу в нее, но сначала водил их сорок лет по пустыне, а ведь от Египта до обетованной земли не более десяти дней, потому как сухим путем свободно можно дойти за это время из Египта в Палестину. Господь же водил людей сорок лет по непроходимым местам, прежде чем ввел их в землю обетованную. Какова причина и цель этого? Цель та, чтобы они отвыкли от тех злых, греховных дел, к которым привыкли в Египте. Так и ты, христианин, не сможешь войти в открытое для тебя небо, прежде чем не отвыкнешь от злых своих привычек.

Удивительно и то, что за исключением Иисуса Навина и Халева, никто не вошел в землю обетованную из тех, кто вышел из Египта, но лишь их дети вошли, все же вышедшие были покрыты гробами в пустыне. Для чего не допустил Бог войти в землю обетованную всем, кто вышел из Египта, но даровано это было только их детям? Святой Златоуст так поясняет причину этого: «Для того, чтобы те, кто желали наследовать обетованную землю не только сами не знали греховных египетских дел, к которым привыкли их отцы, но даже и не было бы таких, кто помнил бы о них. Поэтому старые израильтяне пали мертвыми в пустыне, чтобы в Палестине не научили своих детей тому безбожию и нечистоте, которые творили в Египте с египтянами». Если входящим в обетованную землю нельзя иметь даже воспоминания о грехе, то тем более нам, входящим в открытое небо, необходимо истребить не только греховные нравы, к которым мы привыкли, но даже и память о грехах необходимо искоренить в нашем уме, чтобы не пали мы мертвыми душой в пустыне окаянной нашей жизни и не лишились небесного входа.

Рассмотрев оба бруса лестницы, поняв их силу и необходимость, утвердив их на прочных основаниях, положим теперь между ними как бы ступени, добродетели, которые очень разнообразны, потому что разнообразны пути спасения. Перечислять их все подробно не хватит не только нынешнего часа, но недостаточно будет времени и целой седмицы.

Молитва, милостыня, милосердие, дружелюбие, боголюбие, смирение, чистота, целомудрие и другие, подобные им добрые дела, и внимательное соблюдение всех заповедей Божиих — все это ступени лестницы, возводящей на небо. Я утвердил нашу лестницу на воздержании, но скажу, что самая высшая ступень, возводящая на высоту добродетелей и к совершенному спасению, — это труды покаяния, равные прежде бывшим грехам. Великий проповедник покаяния святой Иоанн Креститель говорит: Покайтесь… сотворите достойный плод покаяния (Мф. 3:2, 8). Какие же это достойные плоды покаяния? По словам толкователей, это те труды, которые сравнялись бы с тяжестью совершенного греха, чтобы насколько кто служил греху, настолько пусть послужит Господу.

Святой Григорий Богослов называет человека деревом, познаваемым по плодам. Он говорит: «Ведь по плодам, а не по листьям или корням оно познается, так и Господь проклял дерево, имевшее листья, но бесплодное. Не принимает он исповеди только на словах, без трудов, которые сопровождаются удручением тела». Человек — это мысленное дерево. Кающийся человек своим корнем имеет покаяние, мысль и намерение исповедания грехов; листья — это уже само словесное исповедание Богу грехов перед духовным отцом и обещание покаяться, исправиться; плоды же — это труды. Утверждай намерение, как корни, умножай слова, как листья, но если не имеешь достойных плодов покаяния, если не имеешь подвигов и трудов покаяния, то ты дерево не благословенное, но подлежащее проклятию.

Суетно покаяние того, кто коротким воздержанием в пище и постом хочет покрыть многократное объедение и пьянство. Тщетно покаяние того, кто немногими вздохами и ударами в грудь хочет оправдать многие неправды, воровство, убийства, хищения, зло, причиненное брату, и многое подобное им. Неправедно покаяние того, кто кратким и легким умерщвлением своего тела хочет очистить долгие и тяжкие смертные грехи. Бесследно пройдет покаяние того, кто малыми слезами хочет омыть великие скверны и беззакония.

Христос Господь, взяв на земле наши грехи на Себя и желая очистить наши души от всякой скверны, открыл на Кресте сугубый источник, истекающий из Его ребр: источник воды и Крови. Иоанн Богослов говорит о Нем: Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом (1 Ин. 5:6), не только водою, но водою и Кровью, чтобы очистить наши грехи. Не только воду извел Господь из Своих ребер, но и Кровь.

Мы же для омовения наших собственных грехов употребляем легкое покаяние без крови, то есть без серьезных трудов. Поистине, такое наше покаяние суетно и подобно делу Пилата, который, умыв руки, предал Христа на смерть. Мы трудимся только малое время, мало постимся, мало плачем; мы только как бы одни руки, а не все тело омываем от тины, и через это вторично распинаем Христа. Мы не только за прежние наши грехи не совершаем достойное покаяние, но простираемся даже и на большие беззакония. Какую пользу принесет такое покаяние? Сами судите.

Если кто хочет погасить уготованный огонь, весь превратись из греховной тьмы в свет. Если желаешь избавиться от кромешной тьмы, весь превратись из греховной горечи в сладость. Апостол говорит: Да упразднится тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху (Рим. 6:6). Упраздни закореневшее в грехах твое тело, удручи его и в надежде на упразднение грехов сотвори достойные плоды покаяния, сравняй свои труды с прежде бывшими грехами или даже превзойди их и тогда ожидай прощения и спасения. Кто взойдет на эту ступень, тот получит надежду на открытое небо.

Вот что мы имеем, слушатели возлюбленные! Мы имеем лестницу, утвержденную на земле и приставленную к открытому для нас небу. Будем восходить по ней, пока имеем время, чтобы, отлагая со дня на день, мы совершенно не упустили время покаяния и не погибли бы в конец. Бог долготерпелив, но если после Своего долготерпения Он огорчится на человека за нераскаянность, то ускорит Свое наказание, и тогда, человек, ты не можешь знать, найдется ли у тебя время для покаяния.

Мы построили духовную лестницу только моей худой беседой, но не самим делом. Если бы Бог дал каждому из нас на деле совершить то полезное, о чем говорилось устами! Теперь, пожалуй, пора было бы и окончить нашу беседу словом «аминь», но ведь не будет бесполезным подпереть чем-нибудь ту лестницу и подкрепить, но чем?

В конце мы вспомнили, что откладывать покаяние — дело очень плохое, потому что когда неожиданно произойдет ужасный случай, то неудобно тогда уже будет искать время для покаяния. Таким образом, пусть подопрет и укрепит нашу лестницу тот Ангел, которого видел стоящим на земле и на море Иоанн Богослов. Тот Ангел поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет (Откр. 10:5–6).

О чем же клянется тот Ангел? Обратим внимание: что времени уже не будет. Слышишь, грешный человек, валяющийся в своих грехах и откладывающий покаяние на другое время, на старость лет! Если не покаешься вскоре, то вовсе не получишь времени для покаяния. Верь Ангелу Божию, клянущемуся Богом, что не будет больше времени. Найдет на тебя неожиданно смертная болезнь, захочешь покаяться, а времени не будет. Найдет неожиданно Божье наказание, огонь и меч, захочешь исправиться, но времени не будет. Попадешь в руки врагов твоих, видимых и невидимых, захочешь поплакать о грехах, но времени не будет. Придет последний час твоей кончины, станут перед твоим лицом все твои грехи, захотел бы тогда понести всякое, даже самое тяжелое покаяние, но не найдешь времени, потому что его уже не будет. Сейчас же, сейчас, пока есть время, позаботься о своих грехах, покайся искренне, потому что после уже не будет времени.

Так подперев возводящую на небо лестницу виденным в Апокалипсисе Ангелом, я закончу свою беседу, говоря: Аминь.

*****

Другие слова, поучения и проповеди, произнесенные ростовским митрополитом Димитрием три столетия тому назад, сегодня можно прочесть в электронном издании «С именем Христовым в сердце», размещенном на сайте Святителя Димитрия Ростовского.