Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона,
митрополита Ярославского и Ростовского
 

Святитель Димитрий Ростовский: Поучение на празднование Воздвижения Креста Господня

Рубрика: ОБИТЕЛЬ СЕГОДНЯ (новости)
Просмотров: 59
Подписаться на комментарии по RSS

Святитель Димитрий РостовскийMне же да не будет хвалитися токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа (Галат. 6:14).

Кто любит хвалиться в ceй жизни, пусть хвалится себе, чем хочет; мы же, слушатели благочестивые, с Апостолом, не желаем хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа. Пусть хвалится, если хочет, премудрый премудростью своею, сильный силою своею, богатый богатством своим (1 Царств. 2:10); для нас же похвала – один крест Христов: токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа. Пусть суетный мир сей возносится гордынею своею, пусть тщеславится счастьем своим, пусть услаждается временною сладостью греха; для нас слава и услаждение – один крест Господень: мне да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа. И для Самого Господа нашего Иисуса Христа крест есть слава и похвала: ибо Он не столько прославился, творя чудеса, просвещая слепых, очищая прокаженных, воскрешая мертвых, – сколько прославился, претерпевая крест. Не напрасно святой Златоуст именует крест славою Сына Божия, говоря: „слава Сыну крест, как и Отцу слава – Сын; Отец славится о Сыне, Сын славится о кресте Своем». Рассмотрим же с Божией помощью, для своей пользы, частнее, какая хвала для Апостола и для всякого истинного христианина – в кресте Христовом.

Праведно мы хвалимся крестом Господним, поелику в кресте Господнем мы обретаем воздаяние наших крестов, по писанному: аще с Ним страждем, с Ним и прославимся (Римл. 8:17). Мы – общники Главе нашей – Христу, как уды Его, по слову Апостольскому: вы есте тело Христово и уди от части (1Кор. 12:27); наши кресты также приобщаются кресту Господню, – и что уготовал нам крест Господень, то в нем приемлют кресты наши.

Не подумай, слушатель, что крест Господень, которым хвалится Апостол, есть только вещественный крест, бывший из дерева; но разумей в особенности страдание Господне, претерпевши которое Он оставил нам образ, да последуем стопам Его (1Петр. 2:21). И когда я говорю о крестах наших, то также не думай, что это – кресты деревянные, или серебряные, или из какой-либо вещи сделанные; это – постигающие нас, по попущению Божию, скорби, беды, печали, болезни и какие-либо страдания, коими Господь наш искушает нас в жизни сей, как злато в горниле, дабы мы соделались достойными славы Его. Писание говорит: якоже искушается в пещи сребро и злато, тако избранная сердца у Господа (Притч. 17:3); и еще: яко злато в горниле искуси их, и обрете их достойны себе (Прем. Солом. 3:5–6). Это – наши кресты: мы должны носить их, благодаря Бога, сообщаясь страданиям Христовым.

Господь наш не принуждает нас к ношению креста Его, т. е. к такому страданию, какое Он понес за нас. Он не говорит: „если кто хочет идти за Мной, возьми крест Мой“, но: „всякий возьми крест свой». Господь наш знает, что мы не в состоянии понести Его креста, а наши кресты по силе своей мы можем носить, с помощью Его. У каждого человека есть свой крест, т. е. свое какое-либо бедствие, греховные вожделения, плотские борения на дух, искушения от врага невидимого, гонения от видимого, озлобления, обиды, злословия, осуждения, утрата близкого друга, потеря детей, или имения, телесные недуги и другие какие-либо страдания: все это – наши кресты. Когда человек ради любви Божией терпеливо переносит их, то сообщается страданию Господню, бывает сообразен кресту Его: и наши страдания Господь наш вменяет, как Свои страдания. Господь страждет в нас, как в Своих истинных членах; а мы, страждущие, как бы собираем оставшиеся по трапезе укрухи, собираем от страданий Господних некие останки, как говорит Апостол: исполняю лишение скорбей Христовых во плоти моей (Колос. 1:24). И когда Апостол хвалится крестом Господним, то хвалится вместе и своим; а хвалящийся крестом своим хвалится вместе и Христовым. Христос начал страдать, а мы доканчиваем и довершаем, восполняем недостаток скорбей Христовых в теле нашем. А что крест Господень (т. е. страдание Господне) соделал великое и преславное, подобно тому как и наши кресты, т. е. наши страдания, по благодати и при помощи пострадавшего за нас Христа, соделывают великое и преславное, – это мы сейчас увидим.

По преступлении Адамовом рай был заключен для рода человеческого, и никто в течение пяти с половиною тысяч лет не мог отверзть его. Все, даже и святые угодники Божии, по окончании сей временной жизни шли не в рай, а в ад, как сказал святой Иаков, сетуя по сыне своем: сниду сетуя во aд (Быт. 37:35). Кто же отверз райскую дверь? – Христос, новый Адам. Каким ключем? – крестом. Крест это – ключ от замка райского, как говорит святой Златоуст. И разбойник вошел в рай не крестным ли страданием? Хотя он был распят и за злые дела свои, однако сердцем своим начал сострадать Христу, говоря: „мы праведно по делом наю восприемлева: сей же ни единаго зла сотвори, и тотчас услышал от Господа: аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи (Лук. 23:41–43), – в тот же час со креста пошел в рай. Рассуждая об этом, св. Златоуст говорит: „нет ничего посредствующего между крестом и раем: крест и тотчас – рай, т. е. между крестом страдания христианского и раем посреди нет каких-либо препятствий, преград, но тотчас при кресте – рай, так что страждущий что-либо ради любви Божией со благодарением, несомненно, уже стоит в дверях райских: крест и тотчас – рай. Итак, что соделал крест Христов, то получил крест разбойника: страдание Христово отверзло рай, а страдание разбойника вошло в рай: действие того и другого велико и преславно.

И Сам Христос Спаситель наш, видимо, хвалится крестом Своим: ибо когда Он шел на вольную смерть за нас, то изрек: Ныне прославися Сын Человеческий (Ин. 13:31). В какой же час Господь говорит о Себе, что Он прославлен? Господь наш прославился не в то время, когда устрашил Ирода, призвал волхвов от востока звездою, потряс идолов Египетских, – не в то время, когда претворил воду в вино в Кане Галилейской, когда наполнил рыбарские мрежи многими рыбами, когда насытил пять тысяч народа пятью хлебами. Не в то время Он сказал о Себе, что Он прославлен, когда ходил по морю, запретил ветрам, утишил волнующееся море, – не в то время, когда преобразился на Фаворе, воскресил из мертвых сына вдовы и дщерь Иаирову, воззвал четверодневного от гроба Лазаря. Не тогда Он сказал: Ныне прославися Сын Человеческий; а когда? – когда уже приближался ко кресту и имел взойти на него; будучи во вратах страдания Своего Он говорил: Ныне прославися Сын Человеческий. Кто-либо сказал бы Ему в то время: „Господи! Ты идешь на страдание, на поругание, на заплевание, на заушение, на вкушение желчи и оцта и на самую горькую смерть: как же ты говоришь о Себе, что Ты прославился“? Однако. Господь говорит: Ныне прославися Сын Человеческий. „Поелику, говорит Он, я иду на страдание, на крест, то и прославляюсь. Самое страдание для Меня есть слава: ибо, егда вознесен буду на крест, вся привлеку к Себе (Ин. 12:32). Когда я умру, приведу в ужас вселенную, угашу светила небесные, потрясу землю, отверзу гробы, изведу живыми мертвецов, и те, кто не верует, что Я – Сын Божий, тогда скажут: воистинну Божий Сын бе сей (Матф. 27:54); а когда буду пригвожден ко кресту, воссяду одесную Бога Отца; когда пострадаю, войду в славу Мою, яко тако подобате пострадати Христу, и внити в славу Свою“ (Лук. 24:26).

Вспомним здесь и о том кресте, которым хвалится апостол Павел: в трудех множае, в ранах преболе, в темницах излиха, в смертех многащи (2Кор. 11:23): не есть ли это крест Павлов? палицами биен, каменьми наметан, когда корабль опровергся в море, нощь и день во глубине сотворил (2Кор. 11:25): все это не был ли для Павла крест? А как он хвалится им, послушаем: сладце похваляюся в немощех моих (2Кор. 12:9), т. е. в трудах, в страданиях, которые он поднимал до изнеможения тела. И опять он говорит: благоволю в немощех, в досаждениих, в бедах, во изгнаниих, в теснотах по Христе (2Кор. 12:10). А после всего того что говорит он? – вем человека, восхищена бывша до третияго небесе (2Кор. 12:2). Отсюда мы видим, что соделывает страдальческий крест: еще находящегося во плоти он возносит на небо и увеселяет его слышанием пресладких ангельских песней.

Взирая на вещественный крест Господа, я вижу начертанное на нем царское надписание: Иисус Назорянин Царь иудейский (Иоан. 19:19). Удивительна была злоба людей: они первоначально никак не хотели не только писать, а даже слышать, чтобы кто-либо именовал Христа царем. Еще при рождении Его, когда в Иерусалиме пришедшие с востока волхвы вопрошали: где есть рождейся Царь (Матф. 2:1, 3), встревожился весь Иерусалим. Потом, когда Господь на жребяти ослем входил в Иерусалим на вольную страсть, когда младенцы, а с ними и ученики, начали звать: „благословен грядый Царь», – злым людям это было столь неприятно, что некоторые фарисеи из среды народа сказали Иисусу: „запрети учеником Твоим (Лук. 19:38, 39), вели перестать, чтобы не называли Тебя Царем”. Также когда Пилат, бив Иисуса и увенчав Его терновым венцем, извел Его из претора вон к народу и сказал: Царя ли вашего распну, – все как бы едиными устами воззвали, говоря: не имамы царя, токмо кесаря (Ин. 19:15). Они очень не хотели слышать, чтобы кто-либо именовал Христа Царем, а когда Господь наш взошел на крест, то уже не словом, а и самым делом именовали Его Царем, написавши сверху креста: Иисус Назарянин Царь иудейский. И хотя некоторые прекословили было Пилату: „не пиши: Царь иудейский,” однако, когда Пилат сказал: еже писах, писах, тотчас умолчали и уже без роптания и негодования смотрели на ту надпись и, читая оную, именовали Христа Царем (Ин. 19:20–22). От чего же так переменились сердца злобных людей, что Того, Кого ранее они не хотели даже слышать по имени Царем, Того потом почтили надписанием Царя? Воистину, это соделалось, чрез таинство креста. Той надписью царской Господь наш восхотел показать честь креста и воздаяние страданий в царстве небесном. Честь креста: ибо со времени страдания Господня крест уже имел носиться вверху венцов царских, почему святой Кирилл Иерусалимский и назвал его венцем, говоря: „крест есть венец, а не бесчестие; он был бесчестием древле, когда был казнью для злодеев, но соделался честным венцем, когда на нем волею пострадал Царь славы.» Царскою надписью на кресте Господь показал также воздаяние за страдания, воздаяние царское, так что всякий, переносящий крест свой в сей жизни терпеливо, со благодарением, ради любви Христовой, приимет царское надписание и венец в небесном царстве. Преднаписание сего было еще в Ветхом Завете, в прекрасном Иосифе, а исполнение затем – в Самом Христе.

Желая возвести прекрасного Иосифа в Египте на царский престол и увенчать его главу царскою диадимою, какую ступень Господь подставил ему к той высокой чести и славе? не крестную ли, т. е. страдальческую? – неожиданную напасть от любодейцы, темницу мрачную, тесные узы, наготу, голод. То был тяжкий крест, долговременное узничество: смириша во оковах нозе его, железо пройде душа его (Псал. 104:18). Что же последовало за всем этим? не царская ли надпись? Иосиф прославился в Египте, из темницы вступил на престол царский, от рубищ в порфиру, от рабства в господство: постави его господина дому своему, и князя всему стяжанию своему (Псал. 104:21). Одним словом: крест его соделался для него венцем царским, а страдания его – славою и честью ему. И если страдальческий крест, терпеливо ради любви Божией понесенный, так вознаграждается на земле: то не тем ли паче в будущем веке, на небе? Кто царствует на небе? не Тот ли, Кто пострадал на земле, – Кто претерпе крест, о срамоте нерадив (Евр. 12:2)? Слышится на небе некая молва, как бы глас народа многого, как бы глас громов крепких, и глас ангелов многих вокруг престола. Что же они молвят? – Они повелевают всякому созданию на небе и на земле и под землею и в море воздать рабское поклонение некоему Лицу царскому, сидящему на престоле Божием. Кто же воцарился на престоле Божием? Святой Богослов видит там Агнца, но Агнца закланного: видех, говорит он, и се посреде престола, и четырех животных, и посреде старец, агнец стоящ яко заколен (Апокал. 5:6). Не Тот ли это, Который был заклан копием на кресте? един от воин копием ребра Ему прободе (Ин. 19:34). Воистину, это – Господь наш Иисус Христос, о Котором Исаия предрек: яко овча на заколение ведеся, и яко Агнец пред стригущим его безгласен (Пс. 53:7). Это, воистину, Агнец Божий, вземляй грехи мира (Ин. 1:29). Ему – то всякое создание горнее и дольнее раболепно поклоняется и велегласно взывает: достоин есть Агнец заколенный прияти силу и богатство и премудрость и крепость и честь и славу и благословение (Апокал. 5:12).

В Священном Писании есть и другие подобия Господа и наименования всесильной власти Его. Он наречен „львом», так как победил мир и диавола: се победил есть лев, сый от колена Иудова (Апокал. 5:5). Он наречен „орлом», поелику, взяв на крыла Свои души святых, как птенцов изнес их из ада, по написанному: яко орел покры гнездо свое, и на птенцы своя возжеле: простер криле свои, и прият их, и подъят их на раму свою (Второз. 32:11). „Агнцем» Он назван потому, что был заклан за всех и, когда восхотел явить царскую славу Свою на небе возлюбленному ученику Своему, то явил ее не в лице льва, не в лице орла, но в лице Агнца закланного (Апокал. 5:6), показуя тем, что к венцу царства небесного и к славе не – другой путь, а только заколение, страдание и крестная смерть. Хорошо сказал Апостол: видим Иисуса, за приятие смерти, славою и честию венчанна (Евр. 2:9).

Здесь же вспомянем всех от века святых пророков, апостолов, мучеников, преподобных, уже отчасти сподобляющихся царствия небесного, коих не потаила земля, но прияло небо, и коим отверзлись райские двери. Чем все они удостоились венца небесного царства? не ношением ли креста своего? т. е. терпением на земле бед и скорбей, прохождением тесного пути в трудах и подвигах своих? Каждый из них с Апостолом говорит: подвигом добрым подвизахся, сего ради соблюдается мне венец (2 Тим. 4:7–8). Воистину, крест страдальчества, силою креста Господня, соделовает великое и преславное: ибо претерпевающих что-либо ради любви Христовой он спрославляет со Христом в царствии горнем. Истинным носителям креста своего, сострадальцам Христовым, сообразникам страдания Его есть чем хвалиться о кресте Господнем, поелику в нем – вся слава и честь, все богатство царствия вечного и все упование спасения.

В заключение беседы нашей уместно вспомнить несколько о кресте мира сего. Апостол говорит: мне мир распяся (Галат. 6:14). Если мир распялся, то и у мира есть свой особенный крест. Подлинно, и миролюбцы, поработившиеся суете мира сего, возлюбившие временную жизнь паче вечной, имеют свои кресты, т. е. свои страдания, свои подвиги, хотя и неполезные, каковыми иногда и хвалятся, по написанному: хвалим есть грешный в похотех души своя (Псал. 9:24). В самом деле, поработиться какой-либо греховной страсти и работать ей – не подвиг ли? идти ночью на воровство, на злодеяние, всю ночь не давать очам своим сна – не подвиг ли? идти на разбой и терпеть голод и жажду, зной, мороз, дождь – не подвиг ли? гневаться, яриться, искать отмщения ближнему своему не – внутреннее ли страдание сердца? Да и самое угождение плоти, чревоугодие бывает не без креста: безмерно пресытиться даже до повреждения здоровья своего – не крест ли? Сколь многие от пресыщения чрева впали в тяжкие болезни! упиваться даже до самозабвения, а потом болеть и стонать – не крест ли это? не страдание ли это? Как многие от многого пития лишились и жизни сей!

Но какая польза от таких крестов суетных, мирских? от таких подвигов и страдальчеств? Внемлем Апостолу, который говорит: мнози ходят, ихже многажды глаголах вам, ныне же и плача глаголю, враги креста Христова: имже кончина погибель, имже бог чрево, и слава в студе их, иже земная мудрствуют (Флп. 3:18–19). Вот польза крестов мирских: кончина их погибель и слава их в студе их!

Нам же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, Ему же слава со Отцем и Святым Духом во веки. Аминь.

Публикация:
Сочинения святого Димитрия, митрополита Ростовского. Киев, 1881. Ч. 3. С. 211–221.