Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона,
митрополита Ярославского и Ростовского
 

Слово московского Митрополита Филарета (Дроздова) при освящении им храма Святителя Иакова в Спасо-Яковлевском монастыре 14 июня 1836 г.

Рубрика: ИСТОРИЯ МОНАСТЫРЯ -> слова и проповеди
Просмотров: 1429
Подписаться на комментарии по RSS

митрополит Филарет (Дроздов)Говорить ли мне здесь? Тратить ли для соседней нивы семя слова, которого запас в моей малой кошнице слишком скуден для насеяния участка земли, собственно мне указанного Небесным Земледельцем? Не дерзновенно ли отверзаю мои уста здесь, где, кажется, еще не совсем замолкло духовное вместе и витийственное слово святителя Димитрия, где сильнее всякого слова говорят дела его и единочестных предшественников его Иакова, Игнатия, Исайи, Леонтия, – не только учительные дела святой и святительской жизни, но еще более чудные дела, совершаемые среди гробового покоя? Не лучше ли в благоговейном безмолвии смотреть на сию так давно святую землю, на сей древний вертоград и рассадник святыни и преподобия, где рано процвел Авраамий, откуда пересажден многоплодный добродетелями и дарованиями, многоветвистый учениками Сергий, откуда Иов возрос до неизвестной прежде на Севере высоты Патриаршества, где родоначальник Царей святительствовал и готовился поддержать потрясенный первосвятительский в России престол? Итак, умолкнуть?

Но не само ли Слово Божие изрекло закон слова человеческого: от избытка сердца уста глаголют (Мф. 12, 34)? Не хвалилось ли некогда слово свободою искренности пред Самим Богом: се устнам моим не возбраню; Господи, Ты разумел еси; правду Твою не скрых в сердце моем, истину Твою и спасение Твое рех, не скрых, милость Твою и истину Твою от сонма многа; благовестах правду в церкви велицей (Пс. 39, 10-11)? Нет, не возбраняйте устам моим немощным, сильные Богом служители и творцы слова, но паче данною вам благодатию уврачуйте мою немощь, восполните мое оскудение как в немногие минуты настоящего слова, так и на весь остаток моего недостойного служения слову, если какой сохраняется еще мне долготерпением и благостию Небесного Пастыреначальника.

Се устнам не возбраню. От избытка сердца возглаголют уста мои. Реку истину Твою и спасение Твое, Господи.

Благословен Бог, Который дарует храм Свой человеку! – Не подумайте, что я обмолвился. Точно, Бог дарует храм Свой человеку, когда, по-видимому, человек созидает храм Богу. Кий дом созиждете Ми? – вопрошает Бог чрез Пророка (Ис. 66, 1). И человек не может найти на сие ответа. Как можно создать дом Бесконечному, Невместимому? Как определить особое жилище Вездесущему и вся Исполняющему? Храм без присутствия Божества напрасно именовался бы храмом Божиим, но как ввести в храм земной присутствие Бога Небесного, в видимый – Невидимого, в вещественный – высочайше Духовного? Разум человеческий путем естественного рассуждения не дошел бы до разрешения сей задачи, как бы сильно ни чувствовал потребность ближайшего и удобнейшего сообщения с Богом – Источником всякого блага, если бы не разрешила оной премудрость Божия, в тайне сокровенная. Бог бесконечный Сам применил Себя к мере человека ограниченного, снисшел (не существом, а действием) от вечности во время, от вездесущия в место, явил Свое присутствие в благодатных знамениях и действиях, как, например, Иакову в видении лестницы, соединяющей землю с небом. И мысль об особенном месте присутствия Божия родилась, и дом Божий основался, как сие именно видно в словах Иакова: есть Господь на месте сем; страшно место сие: несть сие, но дом Божий, и сия врата небесная; и прозва Иаков имя месту тому: дом Божий (Быт. 28, 16-17, 19). Так дом Божий по благодати Божией явился между человеками, сперва в жертвенниках, потом в скинии Моисеевой, далее в храме Соломоновом и наконец, с обилием благодати является в храмах христианских.

Благословен Господь наш Иисус Христос, с особенным обилием являющий милость Свою, и истину Свою, и спасение Свое во храмах Нового Своего Завета! Некогда во всем мире был один только храм истинного Бога, но Господь наш и над храмом совершил нечто подобное притче, которою изобразил Самого Себя: аще зерно пшенично пад на земли не умрет, то едино пребывает; аще же умрет, мног плод сотворит (Ин. 12, 24). Суд Божий над Ветхозаветною Церковию поверг на землю единственный в мире, богоугодный некогда и облагодатствованный храм, и ветхое зерно умерло. Но вместо того благодать Нового Завета произрастила по всей земле бесчисленные храмы христианские. Некогда один только Давид осмелился желать создания храма, и одному только Соломону даровано исполнить сие: какая же милость Господня, что ныне так невозбранно многие по мере усердия, по благословению Церковного Священноначалия могут участвовать в деле Соломоновом и один человек может соединить в себе и Давидово желание и Соломоново исполнение! Сколь щедро Зиждитель христианства рассыпает по земле храмы новозаветные, столь же щедро полагает в них сокровища благодати и спасения. Яже начат Иисус творити же и учшпи (Деян. 1, 1) в храме, в Иерусалиме, по всей Иудее и Галилее, в синагогах и домах, в селениях и в пустынях, – не все ли сие продолжается и повторяется в наших храмах посредством чтения Евангелия? Не преувеличиваю, когда говорю: продолжается и повторяется посредством чтения Евангелия, ибо это не просто слово и сказание, но вместе сила и действие – слово, которое тогда, выходя из уст Иисуса, например, изгоняло бесов, и ныне, выходя из Евангелия, также ужасает их, карает и обращает в бегство. Чем дивна и небоподобна горница Тайной Вечери Господней, и дом сошествия Святаго Духа, не тем же ли самым святы и наши храмы, куда еще приходит Христос приобщать Своих Своего Тела и Крови, ибо приобщение Тела и Крови Его, конечно, не может быть в Его отсутствие, – где еще сходит Дух Святый, освящая служителей слова и Таинств и тайнодействия, ими совершаемые, ибо как чрез рукоположение апостольское продолжалось сошествие Святаго Духа на рукополагаемых, так и доныне в рукоположении священства продолжается рукоположение апостольское?

Благодарно благословим Господа и за то, что, даровав храмам Нового Своего Завета высокую благодать Своего Божественного, спасительно действующего присутствия, благопромыслительно присовокупил к тому посредствующий благодатный дар – общение святых. Ибо если и в Небесной иерархии, как поведают нам богопросвещенные созерцатели, не все равно способны непосредственно принимать Божественный свет, но блаженные духи высших чинов передают оный блаженным же духам низших степеней, – то кольми паче для нас, сущих на земли, полезно и благопотребно быть может под единым верховным Ходатаем Бога и человеков Богочеловеком Иисусом подчиненное благодатное посредничество святых, дабы всевышняя благодать Божия, часто неудободосязаемая нами по недостатку чистоты ума и возвышения сердца, по отягчению духа плотию, по несообщимости высочайшей чистоты Божией с неочищенным от греха естеством, – дабы благодать Божия сама нисходила к нашей низости и ближе приспосабливалась к частным и постепенным потребностям нашим посредством частных и постепенных дарований, которые Дух Святой разделяет святым. Посему-то, думаю, и в этом-то смысле первенствующая Церковь общение святых явственно признавала членом веры, как то можно видеть из некоторых древних символов веры. Посему-то, думаю, и Апостол как на важное преимущество Церкви христианской указует на ее общение с Церковью Небесной. Приступисте, говорит, к Сионстей горе, и ко граду Бога живого, Иерусалиму небесному и тьмам Ангелов, торжеству и Церкви первородных на небесех написанных, и Судии всех Богу, и духом праведник совершенных (Евр. 12, 22, 23).

Но если бы кто спросил нас, когда же и где мы приступили или приступаем к торжествующей Небесной Церкви, как является и чем знаменуется наше с нею общение, то этому испытанию нельзя удовлетворить очевиднее и проще, как разве указать на христианский храм, справедливо и знаменательно называемый церковью, не только потому, что собирает в себе Церковь земную, но и потому, что соединяет ее с Церковью Небесной. В нем не только благоговейно чтится память святых и призывается молитвенное их предстательство с таким постоянством и порядком, что, можно сказать, все светила духовного Неба в известных кругах времени обращаются окрест Церкви, сущей на земле, но и многоразличная благодать, данная святым как в некоей сокровищнице от всех времен и мест собирается, неповрежденной сохраняется, щедро в пользу всех и каждого употребляется. Здесь даже доныне Дух Святой ударяет в струны Давидовой Псалтири и оглашает вас ее богодвижными звуками. Даже доныне Моисей, Анна, Аввакум, Исайя, Иона, Даниил, Захария воспевают с нами свои пророческие песни и дышат на нас духом своей молитвы. Даже доныне каждый день Сама Пресвятая Дева отверзает Свое преисполненное Божественной любовью сердце к нашему сердцу и возглашает Свое превыше-серафимское величание Господа. Даже доныне Василий и Златоуст влагают в наши священнослужащие уста свои священнодейственные глаголы. Даже доныне здесь Ефрем поучает, Дамаскин песнословит вместе и богословствует, Савва Освященный управляет чином церковных молитвословий и – чтобы воспомянуть хотя одного и из наших некогда единоземцев, а теперь Небожителей, видимо связующих земную Церковь с Небесной, – Димитрий ежедневной чредой призывает святых показать нам для подражания их богоугодную жизнь и подвиги.

Что сказать о древнем священном установлении полагать части телес святых мучеников и других святых в наиболее священном месте храма? Не представляется ли в этом осязательная точка благодатного соприкосновения Церкви земной с Небесной, из которых одной принадлежит дух праведника совершившегося, а другая еще обладает его телом, не чуждым и духа, потому что оно оказывает действие в высшей степени жизненное, целебное? Что сказать о другом церковном обычае, по которому храм, посвящаемый всегда собственно Богу, иногда приписуется имени одного из святых, как и освященный ныне храм приписан имени святителя Иакова? Просто ли это обычай? Для различения ли только и памяти наименование? Нет. Богомудрые установители церковных обычаев не могли действовать без мысли; в Церкви нет ничего незначащего. Во всех явлениях ее живет сокровенная благодатная сила; во всяком слове изрекается дух.

Если мы при освящении наименовали храм сей храмом святителя Иакова, то этим самым поручили ему храм, благоговейно пригласили сего святителя быть его покровителем и начальником. И святитель, живущий в Боге Человеколюбце, по человеколюбию, без сомнения, не отрекся от этого приглашения. Какое утверждение храму! Какая помощь нам, немощно и недостойно служащим! Какое утешение вам, предстоящим! Праведник совершенный невидимо настоятельствует здесь посреди нас; он, как достойный, пространнее отверзает токи благодати, более или менее преграждаемые нашим недостоинством; он подкрепляет наше немощное служение и дополняет недостатки оного; он возносит и неокрыленные молитвы наши и ваши в пренебесный жертвенник Божий. Благословен Бог, дивный во святых Своих!

Наконец, братия святого храма сего и обители сея, благодарственно благословим Бога и за сей собственно новосозданный храм: ибо аще не Господь созиждет, всуе трудишася зиждущий (Пс. 126, 1) Он благословляет начинание и дарует совершение. Он, Владыка сердец, Ему предающихся, и не имеющую в нашем храме нужды руку движет на помощь вашей нужде. Он и благоугодность дела, и благоприятие приношений, и благопромышление о нашем спасении запечатлел новониспосланным освящением.

Скрою ли и остальное в сердце моем? Благослови душе моя Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его (Пс. 102, 1). Благословени вы Господеви, Святителие Иаковле и Димитрие, благословением и молитвами вашими сподобившие меня не только припасть к святыне вашей, но и священнослужить под вашим священноначалием.

Всем же слышавшим теперь мои малые помышления о великой и многоразличной благодати Божией во храме говорю словом апостольским: да имамы благодать, столь щедро нам подаваемую, и ею да служим благоугодно Богу, со благоговением и страхом (Евр. 12, 28). Аминь».

Слова и речи Филарета, митрополита Московского. М., 1848. Ч. 1.