Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона,
митрополита Ярославского и Ростовского
 

К святости ведет любовь

Просмотров: 2336
Подписаться на комментарии по RSS

Архимандрит Сильвестр (Лукашенко)

Цель христианской жизни, как все мы знаем, в стяжании Духа Святого. Цель же всякой человеческой деятельности должна нести в себе прославление Бога, в том числе красоты всего, что сотворено Им в мире.

Архимандрит Сильвестр

Сегодня в гостях у «Славянки» настоятель храма Андрея Стратилата в селе Сулость Ростовского района Архимандрит Сильвестр (Лукашенко). Много лет он несет послушание духовника Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря, духовно окормлял сборную России по олимпийским и неолимпийским видам спорта, окормляет Российский союз боевых искусств и Ярославский камерный театр. Мы поговорили с батюшкой о том, каким бывает путь к Православию, а также о том, может ли христианин заниматься спортом и ходить в театр.

Отец Сильвестр, расскажите, пожалуйста, о своем детстве.

Сергей Лукашенко с родителями и дядей. 1953 г.

Родился я в Санкт-Петербурге на Васильевском острове. Отец мой был военнослужащим, мама работала стоматологом. В детстве я мечтал быть летчиком, капитаном корабля, космонавтом. Учась в школе, занимался спортом. Восемь лет учился игре на фортепиано. В старших классах полюбил математику и физику, поэтому поступил в Ленинградский государственный университет им. А.А. Жданова на факультет прикладной математики и процессов управления.

В 1974 году стал инженером одного из ленинградских научно-исследовательских институтов. С 1975 по 1977 год служил в рядах Советской армии. Потом работал в конструкторском бюро, а с 1979 года преподавал высшую математику в Горном институте Санкт-Петербурга.

В армии 1976 г.

Несмотря на то, что я был крещен сразу после рождения, мой путь к Богу был долгим и трудным. В молодости увлекался изучением восточных духовных практик. Когда преподавал в институте, мои увлечения не приветствовались, но меня это не останавливало. И с конца 1960-х годов решил изучать восточные учения не только по книгам. Для этого поехал в буддийский монастырь, изучал буддизм у лам в Иволгинском дацане в Бурятии. Остановившись у одного из старейших лам этого монастыря, очень уважаемого ламы, я келейничал, готовил еду, изучал их премудрости, в том числе, и народную медицину. Тогда меня интересовало многое. Мой «наставник» уже рекомендовал меня к «посвящению», но перед началом обряда произошло непонятное для лам явление: тот лама, который должен был осуществить «посвящение», сидел на возвышенном месте и вдруг стал удивленно разводить руками и выражать свое недоумение. А мой «наставник» сказал мне: «Сегодня он ничего не сможет сделать, он лишен сил, в следующий раз». Я тогда очень расстроился, думал: «Вот, искал-искал этот духовный путь, и в последний момент такое случилось!» Так мое «посвящение» и не состоялось. Позже, когда я уезжал в Санкт-Петербург, «наставник» вышел проводить меня за ворота дацана и сказал: «Знаешь, я ничего не могу тебе дать, у тебя все свое». В тот момент я не понимал, что означают эти слова. С этим и уехал. Позже, уже в Петербурге, встретил людей, которые ходили в православный храм. А вскоре и сам переступил порог Шуваловского храма Санкт-Петербурга. Настоятелем в нем был протоиерей Василий Лесняк, который и окормлял меня первые годы жизни в Церкви.

Удивительно, что, как только я вошел в православный храм, мне сразу стало ясно: это мое. Изучая Восток, я бывал в разных местах, встречался с разными людьми, но после разлуки с ними на душе всегда наступало облегчение: «Как хорошо, что мне туда больше не надо!» Господь меня все время уводил с неверного пути. В жизни было много случаев, которые указывали мне на истинный путь, правда, я не сразу это понимал. Происходило много удивительных событий, когда Господь являл Свою благодать, подготавливал к этому пути. Со временем для меня стало совершенно ясно: христианство - это единственный путь спасения. Однажды мне даже было показано, что я буду священником... Но впервые о священстве со мной заговорил отец Василий. Я тогда преподавал высшую математику, писал диссертацию, а батюшка задает мне вопрос: «Ты не думал быть священником?» Я ответил: «А разве это возможно?» «Возможно, - сказал батюшка, - только ты подумай». Я и задумался, и стал постепенно сознавать, что, возможно, оставлю мирскую жизнь

Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом времени...

Иеромонах Сильвестр в гостях у архимандрита Павла (Груздева)

По благословению отца Василия я много ездил по святым местам. Несколько раз был в Пюхтицах, где общался с архимандритом Ермогеном. Ездил в Псково-Печерский монастырь, разговаривал там с архимандритом Иоанном (Крестьянкиным). Когда я первый раз его увидел, мне было 29 лет. Представьте себе: университет, Питер, студенчество и преподавание в высшей школе... И тут, вдруг, монастырь и отец Иоанн... Он очень меня поддержал в то время и направил мои поиски в нужное русло. Тогда я много посещал и разные храмы, ведь монастырей было мало. До окончательного принятия решения о рукоположении я посетил Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. По совету отца Ермогена пообщался с архимандритом Наумом. Отец Наум порекомендовал мне поехать в Ярославскую епархию и вместе с отцом Николаем Лихомановым, ныне епископом Рыбинским и Угличским Вениамином, поговорить с правящим архиереем епархии владыкой Иоанном (Вендландом) о принятии священного сана. Так и связалась моя жизнь с Ярославской землей.

Отец Сильвестр, помог ли Вам жизненный опыт в проповеди Православия?

Да. Ко мне приходили люди, исповедующие другие учения, даже экстрасенсы. Мы беседовали, и мне их взгляды были понятны, я знал, на каком языке с ними разговаривать.

Я никогда не уговаривал, не «ломал» их, а просто старался отвечать на вопросы, потому что понимал, что они ищут истину. И вот на этом пути поиска истины я старался им помочь, как когда-то это сделал отец Василий Лесняк.

То есть Вы просто беседовали с теми, кто находился в поиске истины, а не занимались активным миссионерством среди этих людей?

Преподавая в институте, я старался найти удобный момент, чтобы заговорить со студентами о духовности, чтобы отвлечь ребят от мирского и плотского, дать им возможность задуматься о том, что есть другой мир. Потом я видел некоторых своих студентов в храме, но, чтобы не смущать их, делал вид, что не замечаю. Было очень радостно, конечно. Хотя у меня иногда возникало желание что-то доказать, разубедить собеседника, были и случаи, когда я входил в споры, когда одолевали азартность, горячность, страстность.

С актером Андреем Мерзликиным у архимандрита Павла (Груздева)

Но нельзя заставлять людей прийти к Богу. Можно разговаривать, беседовать с людьми - едешь ли ты в поезде, живешь ли по соседству, отдыхаешь ли где-то на курорте. Можно беседовать с людьми на разные темы, в том числе и на духовные. При этом у человека ни в коем случае не должно быть ощущения, что ему что-то навязывают.

Батюшка, Вы уже 31 год служите священником...

К священству меня подводили разные люди... Протоиерей Николай Гурьянов, архимандрит Иоанн (Крестьянкин), архимандрит Ермоген, протоиерей Василий Лесняк, архимандрит Наум. Владыка Иоанн (Вендланд), святой жизни человек, дал добро на то, чтобы я сначала был рукоположен в сан дьякона, потом в сан священника (целибат), а уж потом владыка Ярославский и Ростовский Платон постриг меня в монашество.

Вспоминается, как с любовью общался с людьми протоиерей Николай Гурьянов. К отцу Николаю я приехал, уже будучи в сане, в 1991 году, а он как-то шутя говорит мне: «Ну, чего приехал?» Я говорю: «За советом». «Да нет, - говорит, - ты теперь сам себе совет». Я, конечно, очень смутился, потому что сам искал совета.

Рассказать, а не навязать, предложить, а не заставить - так нас учили отцы. Мы не должны лишать человека свободной воли, Сам Господь людей к Себе приводит, мы лишь помогаем им на этом пути. У собеседника должно быть желание вступить в диалог и слышать твои доводы. Ведь Господь создал человека свободным, Он никого палкой в Царствие Небесное не загоняет, Он предлагает путь спасения и помогает по нему идти.

Нередко бывает, что духовник своим авторитетом давит на духовное чадо. Какими должны быть отношения между духовным отцом и окормляемым?

Любое давление - это неправильно. Духовник не должен подавлять волю человека, он может предлагать, может посоветовать. Люди сами должны приходить к Богу, а мы должны им помочь разобраться в проблемах, указать на ошибки, показать, куда идти. Предложить я могу, но заставить - никогда.

Исповедь

Отношения между духовником и духовным чадом должны быть доверительными. Человек должен доверять своему духовнику и верить, что тот ему поможет. А духовный отец должен знать, что чадо правильно поймет его слова. Важно, чтобы окормляемый не выбирал, какому совету следовать, а какому - нет. Иногда духовному отцу приходится и проконтролировать свое чадо.

Важный момент: духовник не должен обижаться на духовное чадо, хотя все мы немощные люди, бывает всякое, но любовь должна покрывать все. Мы должны лечить человека и вести его по пути любви.

Духовничество не должно сводиться только к исповеди. Таинство Исповеди совершает каждый священник, а духовник со своим чадом даже на исповеди может беседовать иным образом на тему личных вопросов, конечно, если позволяет время.

Многие люди ищут старцев и ездят к ним, как в паломничество...

Это болезнь нашего века. Люди ищут подтверждения, что нечто духовное действительно есть. Человек ищет ответа на вопрос у того, кто его уже нашел. Ведь не будешь просить денег у нищего, а пойдешь к состоятельному человеку.

Отец Сильвестр, но как человек должен понять, что именно в этот момент жизни без совета духовника ему не обойтись?

Каждый должен это понять внутренне. Но такое понимание приходит, когда человек уже воцерковляется, ходит в храм, исповедуется, причащается. Не нужно бегать и выбирать себе духовника по принципу: «пойду к тому, кто сейчас самый модный или самый известный», или «самый крутой», как сказали бы молодые люди, или «самый сильный» в понимании людей, пострадавших от оккультно-мистического опыта. Нет, сначала надо попытаться разобраться в себе. Почитать книги, в первую очередь, конечно, Евангелие, потом жития святых, возможно, еще некоторые светские книги, но с духовным содержанием. Потому что нельзя детей кормить твердой пищей, нужно начинать с молочка, кашек, а уже потом вводить в «рацион» твердую пищу, которую способен переварить уже взрослый окрепший человек.

Архимандрит Сильвестр с Федором Емельяненко на Всемирных играх боевых искусств. Пекин, 2000 г.

Человек должен прислушиваться к священникам, которые его окружают. И в какой-то момент он поймет, что ему нужен духовник, не потому, что у всех есть, а у него нет, не потому, что модно иметь духовника или просто так нужно, как подсказывают со стороны, а потому что в этом возникает внутренняя потребность, так как уже начинает настраиваться духовная жизнь.

И потом, конечно, желательно, чтобы молодые священники не торопились становиться духовниками, а сначала попытались стать священниками в полном смысле этого слова, научились служить и научились жить по заповеди любви, научились любить прихожан, которые к ним приходят. Это не значит, что всегда надо их гладить по головке, где-то мы должны сказать истину твердо, но при этом с любовью. Человек иногда не готов слышать от кого-то о своих слабостях. Ну а кто, кроме священника, может сказать нелицеприятное? Священник Богом и поставлен для того, чтобы указывать на духовные ошибки и недуги. На такие замечания человек не должен обижаться, потому что здесь священник является любящим отцом.

Вы неединожды бывали на Святой Горе Афон, Как общаются между собой и со своими чадами святогорцы?

С любовью. На Святой Горе я общался с игуменом Ватопедского монастыря схиархимандритом Ефремом и настоятелем монастыря святого Павла схиархимандритом Парфением.

Первое, что обращает на себя внимание, когда попадаешь в святогорские монастыри, - это любовь. Игумен заботится о спасении братии и приезжающих паломников, он умеет вразумлять, не обижая.

Несмотря на то, что я не знаю греческого языка, а отец Ефрем - русского, мы общались, не ощущая языкового барьера. И общение наше всегда касалось духовной жизни и моей, и моих духовных чад. Беседа была насыщена любовью, заботой и участием в жизни другого - ближнего, сопереживанием.

Приходилось его посещать и в тюрьме, в Афинах. Даже в таких сложных условиях отец Ефрем никогда не унывал, а пребывал в бодром состоянии духа.

Светских людей иногда приводит в смущение кажущаяся отстраненность христиан от проблем окружающих. «Не осуждай», «люби»... А как же отстаивать правду, добиваться справедливости?..

Но люди просто путают понятия «справедливости» и «законности», совершенно забывая, что между «справедливостью» и «любовью» лежит огромная пропасть.

А попадая на Святую Гору и общаясь со святогорскими монахами, которые живут по любви, при этом соблюдая устав обители и неся послушание, понимаешь, что они не ищут справедливости, а стремятся жить по заповеди любви. И для них существует идеал святости, который строится как раз на любви, а не на справедливости.

Как соотносятся любовь и справедливость?

Справедливость разделяет людей, противопоставляет, и в какой-то мере даже становится мстительной: зуб за зуб, глаз за глаз. А любовь все покрывает, всем верит, она не ищет своего, она жертвенна. Справедливость же мстительна, в ней есть зло. Почему мы не решаемся говорить о любви? Это сейчас как-то немодно, людей подобные разговоры раздражают. Почему мы стесняемся говорить о любви? Нам навязано представление о любви как о чем-то плотском. Но истинная любовь духовна и жертвенна. Можно за тысячу километров любить человека, молиться за него, чтобы его душа спаслась, чтобы Бог помиловал его. К слову, любовь есть только в христианстве, и больше о ней не говорится ни в одной религии. В Евангелии нет ни одного слова о справедливости, и в учении великих святых старцев о ней тоже не говорится ничего хорошего. Преподобный Исаак Сирин говорит: «Если Бог справедлив, то я погиб». А преподобный Серафим Саровский одному человеку, задавшему ему вопрос о том, почему Бог несправедлив, почему умирают дети, ответил так: «Бог не справедлив, Он милосерд». И святые нас тоже ведут только к любви. Это в свое время притянуло меня к христианству. Любовь - это не какое-то абстрактное учение, это вся наша жизнь!

И искусство, которое нас окружает, должно нести нам примеры любви, истинной любви. Не примеры из рода «око за око», когда кто-то кого-то пытается догнать и отомстить. Зачем возвращаться к язычеству? Ведь нам дано другое, более совершенное. Общество всеобъемлющей справедливости будет строить антихрист, где будут свергнуты все идеалы, где каждый будет справедлив, у каждого будет своя точка зрения, и она будет правильной. Но каким был наш путь до этого? Россия шла к святости. Потому ее и называют Святой Русью. Идеалом нашего народа была святость. Князь ли, боярин ли, крестьянин ли всегда обращались за помощью к святым людям. Вот эта святость и любовь должны привлекать иноверцев, обращать их к истинной вере. А в Царствии Небесном нет справедливости, там царит только любовь. Справедливость покоится на могиле любви, о чем говорил в свое время и святитель Николай Сербский. И для того, чтобы восторжествовала справедливость, должна умереть любовь.

Отец Сильвестр, сейчас через многочисленных приезжих в русских городах активно насаждается ислам. Как нам существовать в этих реалиях?

На это есть воля Божия. Господь промышляет о нашем и их спасении. Эти люди живут среди нас, и мы своей жизнью должны показывать всю красоту христианства, его истинность. Ведь главные заповеди в христианстве: возлюби Господа и возлюби ближнего. На этих заповедях построены и «Закон и пророки». Мы должны показывать любовь.

Вот сейчас в нашей стране много беженцев, мы должны предложить им и еду, и одежду, и кров. Кто-то скажет, что это их проблемы, пусть они сами их решают. Но Господь дает нам возможность проявить любовь и не спрашивает, кто виноват. Мы же должны жить не по законам справедливости, а по любви.

Вы являлись духовным наставником нашей Олимпийской сборной. А это духовное руководство имеет, наверное, совершенно другой характер!

Одно дело, когда определенная епархия окормляет какой-то коллектив, как, например, нашу Олимпийскую сборную окормляла Краснодарская епархия, то есть священники этой епархии исповедовали, причащали, крестили. А другое дело, когда есть возможность обратиться к духовнику в трудную минуту - во время сборов, игры или перед игрой... Мне самому бывает так радостно, когда кто-то из команды бежит прямо с площадки: «Батюшка, благословите, мне сейчас надо в финале выступить!» Или тренер прибегает и просит скорее подойти к его команде. Приходишь, подбираешь слова поддержки, всю игру молишься за ребят. Потом приятно, когда кто-то завоевывает золото, кто-то - серебро.

Это духовная деятельность, которая необходима для спортсменов. Им бывает важно, чтобы их благословили на их дело, чтобы их поддержали, помолились за них. Был случай, когда тренер нашей команды по волейболу настоял, чтобы я присутствовал на финальной игре и помолился за наших ребят. Тогда им удалось победить, но это стоило большого труда.

Батюшка, а спорт можно назвать служением?

Это один из видов человеческой деятельности. Господь создал наш организм таким образом, чтобы мы могли трудиться. Для этого нужно иметь определенную физическую подготовку. Например, защитники Отечества должны быть физически крепкими людьми, для чего и нужны серьезные нагрузки. Перед ними ставится планка, дается стимул, чтобы они стремились к высоким результатам. А спортсмены как раз демонстрируют школу высшего мастерства.

Крестный лет. 1999 г.

И потом, спортсмены представляют интересы нашего Отечества на разных площадках мира. В других странах звучит наш гимн, поднимается флаг, люди в разных уголках мира узнают о том, что есть такая великая держава, как Россия. В некотором смысле это социально-патриотическое служение в окружающем нашу страну мире. Сегодня они узнают о России через спорт, завтра узнают о ее великой культуре, о великих российских ученых. Спорт - это один из видов деятельности, который позволяет отстаивать интересы нашей страны и прославлять наше Отечество.

Значит, не совсем верно мнение тех, кто считает нехристианским занятием - смотреть Олимпийские игры?

Если человеку не нравится, пусть не смотрит, никто не заставляет. Тут дело в отношении к этому вопросу. Исходя из этой логики, можно сказать, что и воевать - нехристианское дело. Можно дойти до такого абсолютизма и сказать, что и лечиться - грех, переливать кровь нельзя - в ней же душа человека. Но ведь мы жертвуем собой, чтобы спасти другую жизнь. А если от всего этого отказаться, кем мы тогда станем? Уже и не православными вовсе. Можно отказаться от дня рождения и отмечать только день Ангела - это православный праздник. Но, простите, ведь рождение новой жизни благословлено Господом. Ведь одна из первых заповедей, данных Богом, звучит так: «Плодитесь и размножайтесь». Господь дает жизнь. И когда человек говорит, что праздновать день рождения грешно... Не обвиняет ли такой человек во грехе Самого Бога?

Те, кто говорят, что Олимпиада - нехристианское занятие, могут предложить, как занять детей, чтобы они не пропадали во дворах, могут предложить, как оградить детей от гибели? Они что, заставят их часами читать Псалтирь и акафисты? Конечно, это хорошо, но в меру.

Батюшка, в какие спортивные секции Вы советуете отдавать детей?

Советую отдавать ребенка на тот вид спорта, который ему самому нравится. Любой вид спорта требует самоотдачи, дисциплины, тренировки, умения уважать противника, тренера - это внутренняя борьба, работа над собой. Важно воспитать в ребенке понимание того, что он не борется за звание лучшего, а показывает свое мастерство. Детей нужно отдавать в спорт и для того, чтобы они были заняты, приучали себя к труду, чтобы не попадали в дурные компании. Детей нужно развивать физически, чтобы они меньше болели. Нужно найти безопасный выход для выплеска их детской энергии.

Каким должно быть отношение к спорту у женщины?

Добрым (улыбается.) Если занятие спортом для женщины является страстью - это плохо. Когда спорт становится во главу угла, а все остальное отметается - это неправильно. Когда спортсменка отказывается от семьи, детей - это неправильный подход. Неправильно, когда в спорте трудятся не во славу Божию, а во славу себе, своему самолюбию и тщеславию. И правильно, когда спортсмен знает и всегда помнит слова Спасителя о том, что ничего невозможно достичь без Бога. И опять же, все нужно делать по любви. Та же сила воли без любви - жестокость. Спорт - это вид деятельности, который не позволяет вести себя недостойно. И женщина никогда не должна забывать о своем главном предназначении, Кем и для чего она создана, о жизненных духовных приоритетах. Должна быть в ее душе и духовная иерархия, поддерживающая на должном уровне ценности семейные. И, уверяю вас, многие спортсменки думают о создании семьи, мечтают об этом. Но ведь вторую половинку нужно еще найти, абы за кого замуж не пойдешь.

Отец Сильвестр, наряду со спортом так же неоднозначно отношение и к театру. Вы имеете непосредственное отношение к этому виду искусства, так как являетесь духовником еще и Камерного театра Ярославля...

Ну, у нас много к чему неоднозначное отношение. Надо различать театр и лицедейство. Лицедейство - это пародия, осмеяние, издевка. А театр несет совершенно иное предназначение. Святой Димитрий Ростовский писал сценарии и был режиссером, сам ставил спектакли, у нас еще остался Покровский театр, который ставит его спектакли. Святой Димитрий считал, что театр должен быть школой нравственности, должен готовить человека к правильному восприятию мира. Приходя в театр, человек должен хотя бы немного измениться. Другое дело, что институт театра вырождается, но это же не значит, что его надо отметать как «греховный» вид искусства. Или, например, кино, как продолжение театра, в наши дни оказывает массовое воздействие на сознание человека. И этого не остановить. Нужно просто постараться вернуться к истокам театра и кино как нравственным школам. Нужно понять, что у этих двух сфер искусства совершенно иные цели, не развлекательные, а нравственно-поучительные. Человеку необходимо выражать свои чувства и эмоции так, чтобы его услышали и поняли другие, этому способствуют театр и кино. Человек должен что-то получать, уходя со спектакля.

То же и с кино. Если хоть один человек через какой-то фильм пришел к Богу, то фильм уже создан не зря.

Какие советы Вы даете молодым семьям?

Не учить друг друга! Любить друг друга, помогать друг другу, не обижать друг друга. Не надо ворчать: «Ты сегодня посуду не помыл! Носки твои валяются везде!» Если любишь человека, то будешь стараться для него сделать все, чтобы ему было хорошо. И принцип «я - тебе, а ты - мне» недопустим. Это уже расчет, а не любовь!

Архимандрит Сильвестр: К святости ведет любовь // Журнал «Славянка». 2014 г. № 5 (53).

Как относиться к модному в наше время понятию «планирование семьи»?

Если вы любите друг друга, неужели вы не будете любить плод своей любви и решать: давать ему жизнь или нет? Неужели Господь не прокормит вас и ваше дитя? Если человек рассуждает так: «Когда у меня родится ребенок, я буду вынужден ущемлять себя», - такой человек эгоист, он не готов отказать себе в удовольствии, в роскоши, чем-то пожертвовать. А Господь дает ему ребеночка, как бы вразумляя: «Откажись от своих страстей, покажи, как ты можешь любить, научись любить».

Отец Сильвестр, Ваше пастырское напутствие читательницам журнала «Славянка».

Любите и уважайте своих близких. И в первую очередь тех, кого Господь послал вам в мужья. Любите близких, и будете любить Бога!

Беседовала Елена Варова
Публикация:
Архимандрит Сильвестр: К святости ведет любовь // Журнал «Славянка». 2014 г. № 5 (53). С. 12-10.