Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона,
митрополита Ярославского и Ростовского
 

К истории Спасо-Яковлевского монастыря 1910-х – 1920-х годов: Синодичная книга

Рубрика: ОБИТЕЛЬ СЕГОДНЯ (новости)
Просмотров: 38
Подписаться на комментарии по RSS

Храмы Спасо-Яковлевского монастыря. Начало XX в.Cобрание архивных документов Ростовского музея содержит немало источников по истории Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря.

В их числе — Синодичная книга, свидетель последних семнадцати лет существования монастыря вплоть до его закрытия в октябре 1928 г.

Первая запись в ней была сделана 2 января 1911 г.: «получено три рубля от А. М. Чалова на годовое поминовение на проскомидии о упокоении». Последняя запись датируется 11 июля 1928 г.: «получено на сорокоуст от Александры М. Хоромской села Шульца новопр. Михаила 5 р.».

Записи в книге — краткие, скупые, с обязательным указанием года и месяца. Они распределялись по четырем графам. В 1911 г. в первой графе записывались числа месяца по старому стилю; во второй — название требы, имя того, кому эта треба предназначалась, фамилия и не всегда имя заказчика, имя исправлявшего требу, если речь идет о панихиде; в третьей – стоимость требы (рубли), в четвертой – копейки. Порядок заполнения граф был изменен в 1916 г., но суть оставалась прежней.

Все очень буднично, схематично, без эмоций. Но за каждой записью – людская судьба, трагедия утраты, стремление близких облегчить участь ушедших «там» и оказать помощь «здесь».

Записи очерчивают круг треб, которые исправлялись в монастыре, показывают их стоимость, и, что очень важно для исследователей генеалогии, дают сведения о датах смерти жителей города, обнаружить которые ныне очень трудно из-за почти полного отсутствия Метрических книг 1911-1928 гг. Кроме того, на основании записей книги можно судить о популярности монастыря в этот период и в какой-то мере — о его финансовой деятельности, т.к. итоговая сумма за каждый месяц обязательно подсчитывалась.

Среди исправляемых треб были: годовое поминовение на проскомидии о упокоении и о здравии, сорокоуст о упокоении, сорокоуст о упокоении новопреставленных, заказная литургия о упокоении, панихида, отпевание, в том числе и на дому, встреча покойника, проводы покойника на кладбище, освящение дома, служение в богадельне (Плешановской), соборное служение и др.

В 1911-1928 гг. наиболее востребованной была панихида. В 1911 г. ее заказывали около 200 раз, в 1916 – около 130 раз, но данная цифра приблизительна, поскольку с этого времени очень часто панихиды записываются не числом, а суммой. В 1921 г. за 18 декабря было записано 25.000 р., 24 декабря – 16.000 «панихидных» рублей. Наименее востребованными были встреча покойного (заказывалась за 17 лет 18 раз) и освящение дома (его заказывали всего один раз - в ноябре 1911 г.)

В соответствии с велением времени появлялись новые требы. Так, во время I мировой и гражданской войн очень распространено было поминовение о здравии воинов. Первая запись такого рода появилась в книге уже 9 августа 1914 г. За годовое поминовение воинов Михаила и Алексея внес 2 р. Чистяков (очевидно, их отец).

В 1915 г. поминовений о здравии воинов было заказано 51, в 1916 г. – 116, в 1917 г. – 91, в 1918 г. – 12, в 1919 г. – 27, в 1920 г. – 15. Последний молебен о здравии воина (Василия, от Зимина) был совершен 21 сентября 1920 г. Тогда это стоило 300 р.

Благодаря записям «о здравии воина (воинов)» можно более или менее точно определить время службы в армии того или иного ростовца. К примеру, Е. Ф. Ушакова первый раз заказала поминовение о здравии своего сына, воина Дмитрия, 19 июля 1917 г. (5 р.), последний — 19 июня 1920 г. (100 р.), а всего за время его пребывания в армии она обращалась в монастырь по этому поводу восемь раз.

Стоимость треб была различной и со временем менялась.

В 1911 г. отслужить панихиду стоило от 30 коп. до 1 р., годовое поминовение – 3 р., заказную заупокойную литургию – 2 р., сорокоуст о упокоении – от 3 до 50 р., встреча покойника обходилась в 5-10 р.

С 1918 г. цены на требы начинают расти. Годовое поминовение стоит 60 р., сорокоуст о упокоении новопреставленных – 20 р., о здравии 20 р. В ноябре 1919 г. вечное поминовение стоит 100 р., о упокоении – 40 р., 80 р., 150 р.

Из-за огромной инфляции плата за службы и требы непомерно возрастала. Судите сами: в начале 1920 г. заказная литургия о упокоении стоила 200, затем 1000 р., и в октябре – 2.000-3.000 р. В начале 1921 г. – 5.000 р., в конце года это стоит уже 10.000 р.

В декабре 1921 г. требы стоят уже десятки тысяч рублей. На сорокоуст подают 30.000 р., 40.000, 55.000 р.

С января 1922 г. записей в книге становится меньше, но суммы указаны очень большие. В апреле 1922 г. сорокоуст стоит 400.000, 500.000, о упокоении на год – 1 млн. р. В августе сорокоуст стоит уже 10 млн. р. Записи за 1922 год заканчиваются октябрем; за исправленные требы в котором получено 41 млн. р. Наглядное свидетельство страшной инфляции, бушевавшей тогда в России!

Затем цены постепенно снижаются, и в 1928 г. сорокоуст о упокоении стоит уже 4-5 р. Начиная с 1923 г. это – наиболее часто заказываемая треба.

Что касается установления (или уточнения) дат смерти представителей интересующих нас фамилий, то, судя по записям в Синодичной книге, И. А. Шляков ушел из жизни не 14, как это принято считать, а 9 марта 1919 г. Об этом свидетельствует запись от 9 марта: «на 40 [дней от] Шлякова 9 новопрест. Петра, Иоанна [принято] 100 р.».

Долгое время не было точных данных о месте захоронения видного ученого, историка искусства Б. Н. Эдинга. Назывались кладбища Москвы, Риги и даже Ростова на Дону. Дата его смерти была известна – 3.08. 1919 г. В воспоминаниях уроженца Ростова, известного музейного деятеля В. Н. Иванова говорится, что Эдинг похоронен в Ростове, в Спасо-Яковлевском монастыре (надгробие исчезло до 1946 г.). И, пусть косвенно, его слова подтверждает запись в Синодичной книге от 3 августа 1919 г.: [принято от] «Эдинга о упокоении новопреставленного Бориса 200 р.». Трудно представить, что в разгар гражданской войны кто-то имел возможность перевезти умершего в Ростове Б. Н. Эдинга в другой город.

Ряд записей книги говорит о посещении монастыря А. А. Титовым-сыном. В пользу того, что под указанной фамилией значится именно Александр Андреевич, а не кто-то из однофамильцев, свидетельствует тот факт, что от «Титова» в течение трех лет на день смерти Андрея Александровича оплачиваются заказные литургии — 23 окт. 1917 г.; 24 окт. 1918 г., 27 окт. 1919 г. Известно, что в 1919 г. А. А. Титов-сын эмигрировал, и, значит, перед отъездом он побывал в Ростове.

Есть записи, проясняющие дату смерти родственницы Титовых – Е. С. Вахромеевой, прабабушки экзарха Белоруссии, митрополита Минского Филарета. 26 июня 1919 г. от Вахромеева было получено 300 р. о 40-дневном поминовении «новопреставленной Елизаветы». Вполне возможно, что Елизавета Семеновна похоронена в Спасо-Яковлевском монастыре.

Из Синодичной книги следует, что до октябрьского переворота 1917 г. монастырь был широко известен в России. В 1911-1919 г. требы заказываются ежедневно и исправляются для жителей Ростова, Ростовской земли (с. Лазарцево-Фомино, с. Поречье, дер. Камышково, с. Татищево, ст. Рязанцево, с. Шулец), городов С-Петербург, Москва, Тула, Тейково, Касимов Рязанской губ., Самара, Иваново-Вознесенск, Бежецк, Димитриев Курской губ., Вологда, Сергиев Посад, Новочеркасск, - как для простых крестьян, так и высоких чинов (генералов Ильковича, Горковенко).

Всего за 17 с половиной лет – с 1911 по 1928 гг., (то есть за время, отраженное в синодичной книге), в монастырь обратилось около 3.800 человек, что составляет почти 25% населения Ростова.

Даже в 1919 г., когда монастырь был передан в ведение Музейного отдела Наркомпроса, за исправлением треб обратилось около 660 чел., что в 3 раза больше, чем в 1911 г., когда обращений было ок. 360.

Снижение обращений в обитель начинается с 1922 г.: с 17-ти человек (февраль) – до 5-ти (октябрь).

В 1923 г. была создана община бывшего Спасо-Яковлевского монастыря, но снижение обращений продолжалось — до трех, двух и даже одного в месяц (сентябрь 1925, июнь 1928).

В 1927-1928 гг. за требами обратилось всего 24 человека (скорее всего, они были членами монастырской общины). Это меньше, чем за один месяц (январь) 1911 г. – 34 чел.

Эти цифры наглядно иллюстрируют вехи в истории монастыря.

Записи обрываются в июле 1928 г.

А постановлением Президиума Ярославского губернского исполнительного комитета от 9 октября (нов.ст.) 1928 г. Спасо-Яковлевский монастырь был закрыт.

Е. И. Крестьянинова
Публикация:
Крестьянинова Е. И. Синодичная книга Спасо-Яковлевского монастыря // Ростовский вестник. 2009 г., 30 июня. [«Ростовская старина», № 145]