Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона,
митрополита Ярославского и Ростовского
 

Борис Невзоров: «Историческим местам надо соответствовать»

После открытия выставки фоторабот, посвященных современной жизни Спасо-Яковлевского монастыря мы поговорили с ее автором - актером Борисом Георгиевичем Невзоровым.

- Нечасто артисты приезжают в Ростов Великий, хотя многие фильмы связаны с этим городом, а уж история Древней Руси без Ростова не обходится. У Вас есть что-то в работах, связанных не только с обителью, но и с городом?

К сожалению, нет, Хотя в Ростове я бывал очень давно проездом. Было время, когда мы снимали несколько картин в Ярославле, в Тутаеве и в окрестностях. Так получалось, что Ростов проезжали. А потом еще лет 15 назад мы с замечательным артистом Николаем Бурляевым в Борисоглебском районе купили небольшой клочок земли и что-то похожее на дома, но по-моему там уже ничего не осталось. Когда мы приехали, мы были поражены этими замечательными местами, о которых можно сказать: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет». Когда мы заезжали на какой-то холм лет 15 назад и смотрели сверху - в округе стояло столько церквей по горизонту, ну, естественно, заброшенных в то время и недействующих, что вообщем-то сердце обливалось кровью. Так вот с тех пор эта земля полюбилась, стала близка и чувствуется абсолютно своей.

- А как возникла идея запечатлеть монастырскую жизнь Спасо-Яковлевлевской Димитриевой обители?

- Тут все прозаично. Батюшка, архимандрит Гермоген, который был назначен благочинным монастырей Ярославской епархии и председателем юбилейной комиссии по празднованию 300-летия со дня преставления святителя Димитрия, митрополита Ростовского, - это просто мой старый-старый товарищ. Мы с ним дружим практически 40 лет. Учились вместе еще в институте. И где он бывал в своей скитальческой священнической жизни, там, в общем-то бывал, и я. И когда он был назначен в Ярославскую епархию, приехал сюда с ним и я. На удивление, надо сказать, вхождение в этот круг не было каким-то трудным. Все произошло естественно и органично. Такое ощущение, что ты здесь давно бывал. И давно эти места были твоими.

- А как же фотовыставка? Давно ли Вы занимаетесь фотографией?

- Я давно занимаюсь фотографией, с детства. Но я никогда не афишировал это. А когда отец Гермоген посмотрел на мое творчество, то сказал: «Все, хватит валять дурака». Я долго сопротивлялся и брыкался, говоря: «Нет этого не будет никогда, потому что не предназначено для такого публичного пользования». Но он меня убедил, сказав, что всю ответственность берет на себя и на всем этом настоял. И я ему благодарен, думаю, что он был прав. Эта моя первая публичная выставка. У меня все заканчивалось тем, что я фотографировал и дарил снимки людям, которые были объектами моих съемок. У меня есть много актеров, много режиссеров. И сейчас я уже подумываю: может, это все собрать, порыться в архивах. Я думаю, зрителю будет интересно посмотреть на известных артистов в очень неформальной обстановке. Многих уже нет на этом свете, и выставка - это просто дань памяти.

- Из 65 работ, представленных на выставке, - 60 портретов братии, прихожан, паломников. Тяжело снимать лица в храме?

- Тяжело. Вы знаете, существует такая странная вещь: есть люди, которые не только съемке не поддаются, но и печатать их фото довольно сложно: что-то начинает твориться с техникой - определенный кадр принтер не хочет печатать. Он начинает его краснить, пятнить, хотя выставлено все нормально и по науке. Тут происходят странные вещи. А с другой стороны, сразу получаются дети, - это говорит о том, что они открыты. Есть люди, которые очень сложны, я не хочу заниматься мистикой, но в этом есть какая-то странность.

- Есть процент постановочных кадров?

Я вообще не люблю постановочные кадры. У нас была идея: на фоне репортажных съемок сделать постановочные кадры. Взять тот же клир, посадить и снять хорошей техникой, но у нас просто не было времени. Наверное, это было бы очень смешно и забавно. Эта выставка -довольно скороспелый продукт. Та репортажность, которая присутствует, сглаживает все, вносит жизнь, свою изюминку. Ведь каждый прожитый день - это история. По лицам можно прочесть историю сегодняшнего дня Спасо-Яковлевской Димитриевой обители.

- А какое у Вас ощущение от Спасо-Яковлевской Димитриевой обители?

- Я во многих обителях бывал. Нормальное ощущение, как и от каждой обители. В монастырях тоже живут люди со своими слабостями, горестями, расстройствами, недостатками, и когда ты понимаешь это, то нечего обижаться. Ты догадываешься, что в этой обители кто-то закономерно, кто-то случайно. Да, этот пришел, но уйдет. Для обители это вполне естественное явление. Главное, что она существует и существует действительно. Батюшка Гермоген служил в Старице, в монастыре, откуда наш первый Патриарх Иов. Когда ты просто стоишь на тех самых местах, смотришь на те самые стены, из тех же самых окон, дышишь тем же самым воздухом, конечно, внутри что-то шевелится такое неимоверное. С одной стороны, ты приобщаешься, с другой стороны, думаешь, что в тебе спит слишком много. Когда на Мойке в квартире Пушкина подойдешь к окну - посмотришь: вот здесь он тоже стоял и написал такое! Ты же стоишь на том же самом месте, но у тебя ничего не получается. Дело в чем-то другом. И здесь так же... Места, которые имеют такие свои исторические и психологические атмосферы. Просто им надо соответствовать и понимать, что ты причастен к этой истории.

- Кризис сказывается на Вашей профессии?

Об этом даже не хочется говорить. Действительно, очень сложно. Я работаю в Малом Театре. А что касается кино, практически ничего нет. Но этого практически нет ни у кого.

Ярославские епархиальные ведомости. 2009 г., май. № 215. С. 17-18.